Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
СОДЕРЖАНИЕ

1944 г.
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (26 июля 1944 г.)
Н.К. Рерих. "Грабарь". (25.04.44 г.)

1945 г.
Грабарь (3.09.45.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (24.11.45.)

1946 г.
Н.К. Рерих - Грабарю (30.04.46.)

1947 г.
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (20.01.47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (17.02. 47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (2.04.47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (28.04.47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (12.05.47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (16.05.47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (13.06.47.)
Н.К. Рерих - Грабарю И.Э. (26.06.47.)

*******************************************************************************

1944 г.

25 апреля 1944 г.
ОТВЕЧАЮ

Москва. 25-4-44
Грабарь пишет:

"Дорогой друг
Николай Константинович,
Присланные Тобою альбомы воспроизведений с Твоих картин возбудили живейший интерес всей нашей художественной общественности.

Русь всегда была дорога Твоему русскому сердцу, и Ты уже на заре своей замечательной художественной деятельности отдавал ей все свои огромные творческие силы.

Русские художники никогда поэтому не переставали считать Тебя своим, и Твои произведения всегда висят на лучших стенах наших музеев.

Все мы пристально следили за Твоими успехами на чужбине, веря, что когда-нибудь Ты снова вернёшься в нашу среду.

Надеюсь, что Ты получил в своё время мой ответ на письмо, на Твоё приветствие по поводу выхода в свет моей книги воспоминаний.

Привет Тебе от русских художников и особо сердечный от нас, немногих оставшихся в живых Твоих друзей далёких лет.
Привет Елене Ивановне и Твоим даровитым сыновьям.
Твой Игорь Грабарь.

Москва 167. Петровско-Разумовская аллея, 6, кв. 5".

25 апреля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г. (Архив МЦР)
___________________________________________________


26 Июля 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю

Дорогой Игорь,
Рады были мы получить Твою добрую Апрельскую весть. Шла она кружно через Вашингтонское посольство, через нашу АРКА и, наконец, долетела в Индию в наш горный Наггар. А в Индию мы причалили уже двадцать лет тому исполнилось. Конечно письмо Твоё - о котором Ты поминаешь не дошло - вообще многое теряется.

Ты пишешь о приезде нашем. Думается, сейчас должны собраться все культурные силы, чтобы приобщиться к общей восстановительной работе, после всех зверских немецких разрушений. И мы все четверо готовы потрудиться для блага Родины. Сношений мы не прерывали, каждый в своей области. Так и скажи друзьям, художникам. За это время много чего наработано и изучено. В Индии кроме моих Гималайских картин останутся и русские картины: 'Александр Невский', 'Ярослав Мудрый', 'Новая Земля', 'И открываем', 'Борис и Глеб', 'Нередица', 'Новгородцы'. Пусть и такие вестники русской культуры живут. Здесь так много друзей всего русского! Да и везде их много.

Блистательными подвигами Русь со всеми народами Союза показала всему миру, на какие высокие достижения способен народ. Мы были рады, что удалось и в Красный Крест вложить нашу лепту. Кроме того, Вашингтонское посольство переслало в ВОКС мой манускрипт 'Слава" в пользу Красного Креста, но о дальнейшем ничего не знаю. Слушаем московское радио. Радуемся Твоим преуспеяниям. Как хорошо Ты сказал о культурности русского воинства. Воин - охранители Культуры - как это прекрасно! Елена Ивановна часто поминает Твою супругу - очень она ей понравилась - привет! Привет всем друзьям. Итак помни, что мы готовы потрудиться вместе - клич кликните! Пиши, и прямо: Наггар Пенджаб Брит. Индия и через Америку - двойным путём вернее дойдёт. Потрудимся во славу любимой Родины.

Сердечно.
НРерих

Слева внизу карандашом:

Пожалуйста, пошлите Иг. Грабарю

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10135, 1 л.

*************************************************************


1945 г.

3 сентября 1945 г.
ГРАБАРЬ

Дорогой друг Игорь Эммануилович,
Со времени Твоего письма я писал Тебе несколько раз. Неужели всё это пропадает? Вот и войны кончились, а почта всё так же затруднительна.

Не были ли изданы по-английски Твои замечательные книги "Автобиография" и "Репин"? Если были, то их следовало бы иметь в здешних краях - интерес большой. Если не были, то их непременно нужно перевести и издать. Такие капитальные труды должны быть общим достоянием. Ведь, по счастью, теперь многое русское переводится и широко расходится. Радостно узнавать, как читаются с восторгом Толстой, Гоголь, Чехов, Шолохов, Достоевский. Любят здесь слушать Шостаковича, Прокофьева, Дунаевского и других современников, а Чайковский и Римский-Корсаков звучат постоянно. О желательности выставки я писал и Тебе и Щусеву. Святославу удалось исхлопотать здесь разрешение на фильмовую русскую выставку.
Все эти культурные связи так необходимы. Русские герои, и военные и культурные, везде почтены. Надо бы Твои книги широко издать.

Часто вспоминаем Тебя и Твою супругу. Не знаем - как она к нам, а Елена Ивановна так тепло её поминает.

Не слышал ли, что ВОКС сделал с моим манускриптом "Слава"? ВОКС писал в АРКА, что манускрипт возбудил большой интерес, а что же дальше? Ведь "Слава" была послана в пользу Красного Креста. Уже год мы не видели московских газет. Во время войны через ТАСС мы иногда получали, но теперь почему-то заглохло. Когда же наладятся почтовые пути?

Привет друзьям-художникам. Привет семье Твоей от всех нас.
Сердечно...

3 сентября 1945 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.
_______________________________________


24 ноября 1945 г.
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.

Гималаи. 24 - 11 - 45.
Дорогой друг
Игорь Эммануилович,
Вот и мир пришёл и, как будто, цензура снята, а почтовые сношения не улучшаются, если не ухудшаются. За время войны дошло Твоё доброе письмо, приходили письма теперь покойного моего брата Бориса, писал Бродский, в журнале 'Славяне' появился мой 'Лист дневника', ВОКС извещал нашу АРКА, что моя рукопись 'Слава' читается с большим интересом художниками и писателями. Юрий получал весточки от Щербатского, но всё это было во время войны, а теперь?

Главное, не знаешь, что вообще доходит. Писал я Тебе, писали Щусеву, Майскому, в Кремль. Юрий писал Баранникову и в Академию Наук - и всё как в подушку. Наша АРКА тоже жалуется на трудности переписки с ВОКС. Получил ли Ты отчёт АРКА за прошлый год? Как Тебе кажется - откуда всякие такие трудности?

В Московских газетах (здешний ТАСС нам их посылает) читаем о Твоих трудах и достижениях, читали Щусева о градостроительстве - всё это так радостно. Русь быстро шагает, и все братские народы вписывают прекрасные культурные страницы. Велико внимание к русским победам и военным и культурным. Вы не можете знать, как устремлено внимание молодёжи ко всему русскому. Спрашивают, как поехать, как приобщиться?
Тем более хочется знать о художественной и научной жизни, чтобы рассказать ждущим и любящим. Где Билибин? ничего о нём не слышно. Жив ли Яремич? Мне писали, что Бенуа помер во Франции. Да, оставшихся из Мира Искусства теперь меньше, чем пальцев на руках.

Шлём душевный привет Тебе и Твоей супруге. Авось дойдёт!
Сердечно.
Н.Рерих Н.К.

Копия
Слева внизу карандашом рукой Рериха помечено:

Можно пересылать.

ОР ГТГ, ф. 106/10140, 2 л.
(Машинопись в 2 экз.)
***********************************************************



***********************************************************

1946 г.

АПРЕЛЬ

30 апреля 1946 г.
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (30. 04.46.)

REGISTERED.

Prof. Igor Grabar
И. Э. Грабарь.
Петровско-Разумовская аллея, 6. кв. 5.
Москва Moscow 167
U.S.S.R.

N. Roerich
NAGGAR, KULU, PUNJAB,INDIA

На штемпеле дата: URSS MOSOV. 20.5.46
______________________________________


Дорогой друг
Игорь Эммануилович,

В письме от 15-1-46 Ты поминал недавнее предыдущее свое письмо. Оно не пришло, да и дойдет ли? Уж очень привыкли мы ко всяким пропажам. Между тем оно, наверно, как и все Твои письма, было весьма содержательным. Будь добр, по-втори, если то письмо где-то заплуталось. Мое от 16-4-46 и теперешнее летят воздушной почтой. Я попробовал послать воздухом - приняли. Сообщи пожалуйста произошло ли ускорение? Иногда бывают странности: из Китая к нам десять дней, а от нас в Китай - три месяца. Как крокодил в цирке: от головы до хвоста -три аршина, от хвоста до головы - три с половиной.

Рады узнать, что Валентина Михайловна причастна к ВОКС. Наша АРКА сносится с ВОКСом, но жалуется, что материалы нередко запаздывают, а письма остаются без ответа. А ведь АРКА приносит много пользы, распространяя добрые, верные сведения. С этой стороны Cов-печать её хорошо отметила. В мире столько клеветы и лжи, что всякое достоверное сведение очень своевременно. Сносится АРКА с Урновым - кажется, он недавно назначен. Чем больше сотрудничества, тем лучше, а особенно сейчас. Кто теперь вместо Потёмкина? Комитет по делам искусства входит в Мин. Народ. Просвещ. или действует самостоятельно? Кто теперь в Академии Художеств? Жив ли Билибин? В газетах поминают Юона, Лансере, но Билина, Яремича не слышно. Видели в газетах снимок Тебя в мастерской - жаль, отпечаток был неясный, но и за такой - спасибо. Когда мы были в Риме, любовались Твоей картиной в Национальной галерее. Ведь Твоих картин много разошлось, и как их собрать на юбилейную выставку? Жаль, брат Борис умер, а он очень ждал наш приезд и собирался вместе поработать. В своём прошлом письме Ты справедливо заметил, что Русскую Культуру 'проворонили'. Конечно, ни Ты, ни я не будем обвинены в этом. Именно за поиски Русской Культуры нас даже преследовали. Твоя замечательная поездка на Север, Твоя 'История искусства' были ценнейшим вкладом. Вот и в годы наших с Е.И. поездок по городам и весям руссийским многое удалось отстоять. Ведь Ростовский Кремль собирались продать с торгов, а Смоленское духовенство распродавало ризницы. Новгородский губернатор велел зарыть наши раскопки в Кремле, ибо свиньи могут упасть в траншеи.

Всяко бывало, и благо, если теперь будут ограждены народные достояния. О моих исследованиях и раскопках теперь забыли, но кому-то они пригодятся. Много памяток! На пути к Суворовскому Кончанскому у самой дороги привлекли внимание маленькие, стёртые временем курганы. Оказались погребения с сожжением с каменными орудиями, а главное, с сотнями янтарных поделок. Подобные вещи из янтаря были в Музее Кёнигсберга. Значит, уже в неолите были значительные сношения. Интересна была готская эмалевая фибула из Тверского городища. Она была в Смоленском Тенишевском Музее, где теперь этот Музей? Была значительна находка серебряной копейки вольного Новгорода 15-го века, вложенной в руку сидячего костяка в Новгородском кургане. По виду и но содержанию курган мог относиться к 11- веку - значит, курганный обычай продержался долго, а кроме того, древен и вклад монеты в руку покойника, как класссический обол перевозчику. Замечателен и каменный фаллус в Смоленских лесах. А Неолит на озере Пирос и впервые найденные каменные человекообразные фигурки! На Съезде в Перигё их очень отметили. Где всё это? Весь наш каменный век был подарен нами Музею Академии Наук, и В.В.Радлов принял дар от имени Академии. Часть нашего неолита была в Музее имени Д.В.Григоровича при Обществе Поощрения Художеств. Живёт ли этот Музей имени автора 'Антона Горемыки'? Там же были и наши раскопки из Новгородского Кремля.

Ну если теперь, как Ты пишешь, яро взялись за Русскую Культуру, то уж, наверно, все находки заботливо охранены. Меня здесь спрашивали, куда поступили художественные собрания Ленинградских и Московских коллекционеров? Отвечаю - в Эрмитаж, ведь теперь он распространился на весь Зимний Дворец - огромнейшее помещение. Если Ты мне напишешь о судьбах частных собраний, здесь такое сведение из верных рук будет очень полезно. Ведь люди не знают правду, а тут еще всякие злошептатели сеют гнусную клевету. Где только возможно, разбиваем такое враньё. Через ТАСС проникают сведения, но друзья хотят знать ещё больше. Очень полезны Твои письма-им поверят. Помянутое Тобою предыдущее Твоё письмо всё ещё не дошло. Да и дойдёт ли? А мы все глубоко рады Твоим вестям. Искренний привет Валентине Михайловне и всем друзьям.

Сердечно.
Н. Рерих

ОР ГТГ, ф. 106/10142, 3 л. (Машинопись в 2 экз.)
(См. также: Рерих N. К. Листы дневника. М.: МЦР, 1996
_________________________________________________


20 января 1947 г.
ГРАБАРЮ

Дорогой друг Игорь Эммануилович,
Спасибо, большое спасибо и за доброе письмо Твоё от 15 Декабря, и за 'Рублёва' - прекрасная, нужная книга. И год на ней 1926-й - нам памятный - в Москве были. Письмо Твоё и без Америки шло всего месяц и четыре дня. Выходит, что воздушная почта отсюда идёт медленнее, чем обычная из Москвы. Хорошо хоть вообще доходит.

Действительно жаль, что нет фото с репинского рисунка - хороший, чёткий, выразительный для молодого Серова. Углублённая сущность нашего друга передана вполне. Серовский портрет Елены Ивановны - большой рисунок, расцвеченный пастелью. Где он теперь, в Англии? Как вспомнишь Серова, так и выплывают его черты, - вот какие люди жили на нашем веку.
Незадолго до ухода В.А. в спешке прибегал за темперой: 'Микстурки, микстурки-то нет ли - быстро она выходит, а без неё невозможно - густо'. И не было признаков болезни, и В.А. был полон рвения к творчеству. Как быстро сломило его драгоценную жизнь. И мало теперь осталось - надо спешить.

Вполне понимаем Твоё желание сосредоточиться на Академии Наук, но всё же жаль, что Ты уклоняешься от президентства в Академии Художеств.
Именно Ты укрепил бы и возвысил культурно этот пост - такой важный в продвижении нашей Родины. Русское Искусство прогремело по всему миру, и ему предстоит славное будущее. Тем более во главе Всесоюзной Академии Художеств должен быть не только знаменитый художник, но и истинный культурный деятель - все сии качества в Тебе. Много Ты натворил за эту четверть века, придётся и ещё принять бремя во славу народа.

На конгресс в Дели прибыла делегация наших ученых. Индия встретила их по-братски. Протянулись новые, задушевные нити крепкой дружбы. Мы радовались, читая, как прекрасно принял делегацию наш друг Неру и как сердечно говорил он, обращаясь к нашим ученым. Наверно, Ты повидаешь их (сегодня они летят обратно) и услышишь добрые вести. Прочны связи науки и искусства. Святослав с Девикой встретили учёных в Дели и писали нам о прекрасных установленных отношениях, чему мы все радовались.
Делегация привезла нам вести и фотографии от вдовы моего брата Бориса, и ей посланы памятки. Святослав ещё встретится с делегацией в Бомбее, перед их отъездом, но об этом мы узнаем дней через пять.

Посылаю Тебе моё новогоднее приветствие для АРКА. Наверно, Ты скажешь словами Твоего Сентябрьского письма: 'Зачем греметь во славу Родины на Гималаях, когда следует...' Тогда же Ты писал мне: 'Тебя нужно, очень нужно'. И на том спасибо. А мы-то всё трудимся, творим, преуспеваем и чуем, что Народу Русскому, всей семье всесоюзной труды наши принесут пользу. Писали нам, что в Ленинграде, в окнах книжных магазинов, видели мою 'Монографию', но какую - рижскую или американскую? А может быть, здешнюю или французскую? По римской пословице: 'Книги имеют свою судьбу'. 'Индология' Юрия в спросе. Сейчас много пишет и готовит новые книги.

Посылаю и последний снимок - перед домом. Жаль, горы слабо вышли, да и лицо лишь в лупу рассмотришь. Все ещё трудно с фото, да и со многими материалами. Вот и с последних картин нет снимков, а их спрашивают.
Ежемесячно журналы что-то печатают. Сейчас послана в Мадрас памятка о Московском Художественном Театре и о встречах со Станиславским.
Неужели В.Ф.Булгаков из Праги приехал? Видел ли Ты его?

Привет, душевный привет от нас всех всем Твоим, всем друзьям. Рады вестям Твоим.
Сердечно.

20 Января 1947 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.
_______________________________________


17 февраля 1947 г.
ГРАБАРЬ

Дорогой друг Игорь Эммануилович,
Быстро дошло Твоё письмо от 11-1-47 - с почты передали его нам 14-2-47. Значит, уже 13-го оно было в наших горах - ведь это рекорд по нынешним временам. Наши учёные были здесь приняты сердечно. Жаль, их пребывание было так кратко. Мы-то их не видели, приветствовали лишь телеграфно. Но Святослав с Девикой подружились с ними и очень хвалили. Павловский брался передать Тебе привет. Кстати, ТАСС прислал нам отличную книгу А.Поповского "Вдохновенные искатели". В ней много о Павловском - истинный учёный-подвижник.

Отрадны Твои сообщения об экспедициях. Славная пашня намечена, везде требуются большие работы, везде кладезь непочатый. Много доведётся Тебе полетать, чтобы всюду поспеть, а опытный глаз везде нужен. Уже не говорю об Азии - чаша неотпитая. Всё, сделанное ранее, лишь тропы разведочные в сравнении с в недрах захороненным. Вот и Балканы и Червонная Русь, казалось бы, недалеки, а изведаны совсем мало. А ведь в Галиче жил Дюк Степанович - Дюк-Дукс-Щеголь и богатей. Последняя портомойница у него была, как боярыня. Наверно, в Галиче или, верней, около должны быть подземные находки. Никогда не знаешь, где оно затаилось. Вот в развалинах монгольских нежданно нам нашлись древние несторианские надгробия хорошей работы. Конечно, несториане и манихеи далеко разбежались. Ордос полон их крестами со свастикой.

О Червонной Руси я давно наслышан. Описывали необычные красоты. Собирались побывать там, но грянула война 1914-го - вот тебе и Червонная Русь. Слава, что теперь исконная Русская Земля воссоединилась! Как интересны будут Твои впечатления! Да и лета нечего ждать, ведь весна там ранняя и получше лета. Также и Далматинское побережье особенно хорошо весною. Только подумать, что эта древнейшая область ещё ждёт своего исследователя. Меня звали туда, но тогда путь наш лежал на Индию, на Тибет. В Югославской Академии в Загребе я был почётным членом. Говорю "был", ибо вестей оттуда не имею и даже не уверен, существует ли сама Академия. Всё передвинуло!

Ты поминаешь, что индологи поредели у нас. Будь добр, сообщи, кто именно отошёл? Юрий Тебе большое спасибо скажет. Мы слышали о Щербатском, но, наверно, отошли и ещё многие за годы войны. Юрий посылает Тебе своё исследование о Гесэр-хане - легендарном монгольском герое; память его недавно чествовалась в Улан-Баторе. Оттиск - из журнала Кор[олевского] Азиат[ского] Общества. Много крупных трудов у Юрия закончено. Почему же им печататься по-английски? Вот сейчас выходят пять моих книг и все по-английски. Обидно! А уж так было обидно, когда моя "Пасхальная ночь" осталась в Музее Бароды. Хотелось её в другое место на Родину, но, пожалуй, Ты скажешь: "У нас много Пасхальных ночей, пусть эта иноплеменным поблаговестит". Тоже правда!

Из АРКА жалуются, что ВОКС на письма, на вопросы не отвечает. Напрасно! Друзья стараются изо всех сил на всесоюзную пользу, а мы - молчание. Им нелегко, ибо много сил тёмных ополчается против достижений народа русского. Столько клеветнических шипений! Следовало бы поберечь друзей, пособить им. А то сколько писем летит в пропасть! Странно, что "воздух" идёт отсюда, а сюда нейдёт. Иногда опасно, как бы многие военные обстоятельства не застряли в обиходе.

Пошлём самые добрые мысли всем Твоим экспедициям. Пусть найдут они сокровища во благо великого народа русского. Елена Ивановна и мы все шлём Тебе и Твоим и друзьям сердечный привет.
Радоваться Тебе.

17 февраля 1947 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.
_______________________________________


ГРАБАРЬ

Дорогой друг мой Игорь Эммануилович,
Какое достижение! Твоё 'воздушное' письмо от 16 Марта уже здесь - всего две недели. Всё ускоряется, всё сближается. Пусть и будет! Жалели мы, что в Азийской Конференции главная часть Азии - Сибирь - не была представлена. Многие так и не знают о значении и величии Сибири. А когда им показываешь карту, они думают, что масштабы разные, - и такое бывало!

Печальны Твои сведения о вымирании востоковедов - Юрий и все мы очень огорчились. Да ведь и живые, как Козин, Крачковский и другие, уже в наших годах. Как нужен Юрий - индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками, - небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии. На днях он читал нам свой последний труд: Задачи тибетоведения", основанный на новых данных. Огромно значение тибетской исторической литературы. Индию, Китай, Монголию, Афган, Непал, Бутан, - словом, все восточные страны нельзя полностью изучать, не ознакомившись с историческими источниками Тибета, - великое перепутье, ещё недавно совершенно забытое. Да, наша Родина пойдёт по новым путям, вооружённая новым знанием.

Ты пишешь, что Академия Наук издаёт теперь множество трудов - радостно слышать! Долго ли под спудом будут труды Юрия - "История Средней Азии", "История Тибета", "Тибетский словарь", исследования о наречьях, об искусстве, о нашей экспедиции, о зверином стиле, о Гесэре и многие сообщения, сделанные в Азиатском Обществе? Чего ради весь этот ценный материал, накопленный в течение четверти века, должен лежать под спудом, а не радовать нашу Родину? Азиатское Общество сейчас издаёт большой труд Юрия (1200 страниц), но по-английски. Когда же по-русски? Я как патриот негодую. Всё для Родины!

Надеемся, Павловский не забыл о двух книгах Козина - он обещал Святославу прислать их.

В своём прошлом письме Ты помянул Неру. Действительно, он замечательный государственный деятель, народный вождь - чуткий, высококультурный. Он у нас гостил две недели, и мы все его очень полюбили. Превосходна его последняя большая книга "Дисковери оф Индия" Только подумать, что Неру за свободу Индии провёл в тюрьме пятнадцать лет! Не утратил энтузиазма, ещё более углубился, возвысился, умудрился. Трудно ему со всеми неведующими - ох какие всюду волнения, совершенно ненужные, вредные. Отчего у нас никогда не было препирательств с мусульманами? Приезжие иранцы, египтяне, арабы выражали своё удивление по поводу непримиримости здешних мусульман. А жестокости-то сколько, вандализм, прямо зверство.

Сейчас издательство "Китаб Махал" просило меня дать книгу "Искусство жизни" - "Арт оф Ливинг". Тема нужная - пишу. Да, пишу, а сам жалею - зачем по-английски? Всё нужное должно быть по-русски. Это будет седьмая книга здесь. Видно, понадобились такие памятки. Город Дели захотел иметь мои картины, и ушло семь Гималайских картин. Хорошо, но ведь Гималаи могли бы быть на Родине.

Слышали мы, что Тебе звонили из Комитета по делам искусства с вопросом, когда мы выехали? Знают, что в Декабре 1916 года по болезни (ползучая пневмония), и с тех пор постоянно наезжали. А в последний раз виделись мы с Тобою в Москве в 1926-м. В журнале "Мысль" была в 1939-м статья "Служение Родине и человечеству" - в ней были помянуты сроки.
Кирхенштейн писал в этом журнале. Всё это давно известно, и вот опять справляются.

Спасибо Тебе за добрые вести. Сердечно отвечаем Тебе тем же.
По древнему, всегда новому обычаю:
"Радоваться Тебе!"

2 Апреля 1947 г.
Н.К. Рерих, "Из литературного наследия" М. 1974.
___________________________________________


ГРАБАРЬ

Дорогой друг мой Игорь Эммануилович,
Сердечный Твоим и всем друзьям. Радоваться Тебе. Большое спасибо за Твоё письмо от 14-4-47 - вот как стали летать весточки. Хорошая Твоя весть. Радуемся Твоим трудам. Ты, как богатырь, прикоснёшься к земле и опять - набравшись сил - помчишься на великую стройку. Исполать!
Юрий благодарит Тебя за новые сведения об индологах. Баранникову непременно напишет. Прекрасно, что так оцениваются труды науки и искусства. Ты поминаешь Владимира Соловьёва. О нём у меня душевные воспоминания. Ему очень нравились мои "Световиты кони". О Кукуноре он, пожалуй, первый говорил. Чуял связь Руси с Востоком. Мы - азиаты!

А злая русофобия в Америке не унимается. Приложу мой записной лист "За что?" 1940 года. Точно вчера написано, и сколько ещё прискорбного можно бы добавить. Наиболее робкие уже спасаются из АРКА, как крысы с корабля. И мерзко и жалко наблюдать человеческие омывки. Кажется, я Тебе посылал мой довоенный лист: "Не замай!". И теперь опять можно его припомнить. "Не замай" - не тронь богатырей русских! Плохо будет обидчику. В своей автобиографии Ты помянул, что я всегда "странно спокойный". Это верно, но когда затрагивают Русь, не могу быть таким. Великое будущее суждено Руссийскому Народу. Только слепцы не видят это. Много мне доставалось от хулителей Руссийской Культуры. Столько вредителей ползает по миру.
Давно сказано: "Невежество - матерь всех зол". Почти каждый день в англ. газетах кто-то выкрикивает: "Русско-американская война неизбежна!" Этакие мерзкие слова в пространстве и смущают малодушных.

Не встречаешь ли Марию Александровну Шапошникову - прекрасную певицу? Если знаешь её, скажи, что мы очень любим слушать её пенье. Голос её в Гималаях отлично звучит, и репертуар всегда серьёзный. Мы ведь оперетки и джаз жалуем. А теперь по всем волнам так часто завывает какофония. Редко дают "Псковитянку!, а а мы любим хор "Осудари Псковичи". Любим и "Сечу при Керженце". Отчего-то не дают арию Шакловитого из "Хованщины"? Да и Прокофьев и Шостакович нечасто слышны. Чайковский - очень часто. Даже ежедневный сигнал из Дели - Полонез из "Евгения Онегина".

Неужели Павловский не послал нам книги акад. Козина, - они так нужны Юрию. А ведь обещал в Дели Святославу. Такие люди, как он, не забывают своих намерений. Да и на доставку писем теперь не приходится жаловаться. Скорей в самой Индии почта может пошаливать вследствие всяких неурядиц, но иностранные письма и посылки доходят очень благополучно и быстро.

Любопытна судьба книг и картин. В Калькутте в Музее среди всяких разнородных предметов одиноко висит большая картина Верещагина "Дурбар в Дели" Как она попала туда, никто не знает: купить её Музей не мог. Дарить? Верещагин не дарил. Он мне говорил: "Никогда не дарите - забросят. Лучше продайте хоть за грош, тогда всё-таки запишут в книгу". Куда разбежалась вся его индийская серия? Куда делись северо-русские картины? Мне приходилось видеть на аукционах в Лондоне его северные церкви (из каких-то частных собраний). Но где притаилось всё остальное? Пути неисповедимы.

"Хабент суа фата либелли"! В Женеве у антиквара видели мы большую картину Чернецова из его серии "Двенадцатый год". В Париже откуда-то попал к антиквару мой портрет работы моего покойного Бориса. И нет такого города, нет такого острова, где не было бы русских произведений. Многие не подписаны или стёрлись подписи, и никто никогда не найдёт их. Разве что Игорь прозорливо их отыщет во благо Руси. Вот знаю, что где-то в Америке после разгрома в С.-Луи исчезли Борисов-Мусатов, Врубель, Репин, В. Маковский и многие - 800 картин пропало, и никто не знает их пристанища. Из моих семидесяти пяти нашлись в Калифорнии тридцать шесть (там и "Старцы сходятся", и "Ладьи с троят"), а остальные неизвестно где, может быть, под чужими именами. Видел же я у антиквара картину Рушица с крупной чёрной подписью "Рерих" - через ять. В бельгийском журнале в статье о финляндском искусстве была моя картина под именем Халонен.
Чего только не бывало! А вранья-то! Клеветы самой нелепой не обобраться. Прав Ты, замечая в своей книге о моём сложном наследстве.

Не прислать ли Тебе мой лист о Куинджи? В мастерской было двадцать человек, а теперь, оказывается, я остался один. Все переселились "в деревню" ("ео рус", как говорил Вольтер перед своим путешествием). О Куинджи у меня сохранились сердечные воспоминания. Мало кто знал его как человека. И в живописи он был первым русским импрессионистом. У него было много врагов за его правдивость и резкость, но ведь по врагам судим о размерах личности. Без врагов - кисло-сладко! Как-то у меня была статья "Похвала врагам". Однажды Куинджи передали, что некий тип клевещет на него. Мастер задумался и сказал: Странно, ведь этому человеку я никакого добра не сделал". А если при нём кто-то завирался, мастер сурово обрывал: "Не говорите о том, чего не знаете".

Конечно, и из "Мира Искусства" нас скоро будет меньше, чем пальцев на руке. Как подсчитать - удивительно, сколько наших сотоварищей ушло рано, а могли бы дать ещё много. Как подвигаются Твои "Серов" и "Репин"? Твоя автобиография и "Репин" читались здесь всеми, и все в восторге - так увлекательно написано.Ты пишешь убедительно и живо. А то иногда историки искусства разведут такую сушь, что и дочитать сил не хватает.
Плохо искусство, если о нём нужно писать такую сухомятку. Помню, в Академии Жебелев и Щукарев вместо увлекательной истории творчества преподносили нечто снотворное. Да и Кондаков свои знания облекал в скуку.
Около искусства всё должно быть вдохновляющим. У нас в Поощрении от лекции Сабанеева все разбегались, а когда я пригласил С. Маковского, аудитория ломилась от слушателей. Молодёжь хочет живое и ценит живой зов.

Никто не разъяснил нам судьбу Музея имени писателя-народника Григоровича в Ленинграде. Там были прекрасные вещи. Кто там теперь заведует? Не сомневаюсь, что память автора "Антона Горемыки" хорошо почтена. Один из торгпредов рассказывал нашим друзьям, что в Третьяковке шесть моих картин, т.е. приобретённые Третьяковым, а затем Серовым до 1906-го, ещё до Твоего директорства. Странно, куда же девалось всё из московских собраний? В Москве было много моих картин разных периодов. Не уничтожил же их вандал Маслов, так же, как "Керженец" и "Казань"? Дягилев писал мне, что моё панно "Керженец" в Париже очень понравилось, и двенадцать раз по требованию поднимали занавес. В Правлении Казанской жел. дор. были два эскиза этих панно, хоть бы их перенести в Третьяковку.
Жаль, где же теперь в шестнадцать аршин панно писать. Где такая крыша?
Где холст? Ведь и стенопись в Талашкине, наверно, тоже погибла. И "Поход", и "Поморяне", и "Змей", и "Посетившие", и "Хозяин дома", и !Путь великанов" погибли. И где "Ушкуйник", "В Греках", "Пскович", "Святополк Окаянный"?
Много чего, к слову, придётся. А потом удивятся, отчего мало больших картин? Из русских художников мне как-то густо досталось. Но мы не оборачиваемся, всё вперёд глядим. Ведь и Ты тем и силён, что всё вперёд смотришь.

Вперёд! Вперёд! Вперёд! - добрый зов. Привет!

28 Апреля 19047 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.
_______________________________________


12 мая 1947 г.
ГРАБАРЬ

Дорогой друг Игорь Эммануилович,
Сейчас, 12-5-47, прилетела Твоя весточка от 27-4-47. Прямо марафон скорости. Не могу не ответить сейчас же - ведь это связь с любимой Родиной. Да, поганая русофобия может довести до великих мировых потрясений. Опять беды, опять разрушение Культуры, а ведь её не сошьёшь, как рубашку.

Спасибо за "Гималайского мудреца", так индусы и прозвали. Американцем я не был. Да и был-то в Америке всего около трёх лет. А в Азии, в Индии с 1923-го - целое поколение!

Очень хорошо, что пишешь прямо - видишь, как летит исправно.
В прошлом письме Ты помянул Василия-капельника и Авдотью-подмочи подол и Герасима-грачевника - правильно. А вот на Николину трапезу сошлись: Пётр-полукорм, Афанасий-ломонос, Тимофей-полузимник, Аксинья-полухлебница, Власий-сшиби-рог-с-зимы, Василий-капельник, Евдокия-плюшиха и Герасим-грачевник, Алексей-с-гор-вода, Дарья-загряз-ни-проруби, Федул-губы-надул, Родион-ледолом, Руфа-земля-рухнет, Антип-водопол, Василий-выверни-оглобли и Егор-скотопас, Степан-ранопашец, Ярёма-запрягальник, Борис и Глеб-барыш-хлеб, Ирина-рассадница, Иов-горшник, Мокий-мокрый и Лукерья-комарница, Сидор-сивирянин и Алёна-льносейка, Леонтий-огуречник, Федосья-колосяница, Еремей-распрягальник, Пётр-поворот, Акулина-гречушница-задери-хвосты, Иван-купал, Аграфена-купальница, Пуд и Трифон-бессонники, Пантелеймон-паликоп, Евдокия-малинуха, Наталья-овсянница, Анна-скирдница и Семён-летопроводец, Никита-репорез, Фёкла-заревница, Пятница-Параскева, Кузьма-Демьян с гвоздём, Матрёна зимняя, Фёдор-студит, Спири-дон-поворот, три отрока, сорок мучеников, Иван-поститель, Илья Пророк. Не иначе, чтобы о высоком урожае решить собралися.

1 Мая были рады слышать Твоё имя среди учредителей нового Общества.
Не видал ли Ты кого из последних делегаций в Индию? Недавно писал мне хороший индусский ученый всякие похвалы нашим делегатам. Очень хвалил жен-щин-делегаток и даже восхитился красотою одной из них. Это хорошо, - пусть всё от народов наших будет превосходно.

Не слыхал ли Ты об одном любопытном обстоятельстве? Верстах в десяти от нашего бывшего поместья "Извара" (теперь там станция ж.д.) было именье "Яблоницы" - в нём при Екатерине жил индусский раджа. Говоривший мне сказал, что сам видел остатки могульского парка. Покойный Тагор очень заинтересовался этим и даже просил, нет ли каких-нибудь местных воспоминаний. "Яблоницы" были недалеко от станции Волосово Балтийской жел[езной] дор[оги]. Наверно, в эти места ездят летом из Ленинграда - всего 80 верст. А теперь при сношениях Индии с СССР каждый такой факт любопытен. Иногда ищем далеко, а оно совсем близко.

Если приглядеться, немало русских побывало в Индии и индусов на Руси. В 15-м веке был в Индии Никитин-Тверитянин, при Акбаре - Долгорукий. Если Роксана, поповна из Подолья, была всесильной женой Сулеймана Великолепного, то и в Индии найдутся русские и кавказские полонянки, правившие своими ханами и магараджами. Даже и теперь знаем русских и за индусами и за мусульманами. Любопытная этнография.

Ну да всё найдётся! А Юрий так и не получил Козина от Павловского - странно!
Хотелось бы знать, куда девалась моя сюита "Красный Всадник" из восьми картин, оставленная в Москве в 1926 году. Не пропала же? В "Монографии" 1939 года эти картины были воспроизведены. Жаль, что мой брат в Москве умер. Он, наверно, знал бы и о картинах и о моём архиве.

Пусть Тебе и в Узком будет широко. Привет Тебе и Твоим от всех нас.
Сердечно...

12 мая 1947 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.
________________________________________


16 мая 1947 г.
ГРАБАРЬ

Дорогой друг Игорь Эммануилович,
Большое спасибо за добрую весточку от 29-4-47. Прекрасно действует "воздух".

В прошлом письме Ты поминал о некоей иеремиаде[165], о последних могиканах, об осколках канувшей в лету эпохи. Напрасно Иеремия рядит себя в осколки. Конечно, каждый волен одеваться по-своему, но туника из осколков будет жалобно бренчать. В иеремиадах есть дряхлость. И не плакаться, но нужно радоваться всему, что строит светлое будущее.
Предпочитаю Твой путь. Ты не страшишься обернуться назад как истинный летописец, но всё Твоё бодрое устремление - вперёд! Тем-то и драгоценно Твоё продвижение во славу всесоюзных народов. И мы идём тем же путём и не знаем иеремиад. Вперёд! Вперёд! И знаем мы молодую поросль. Племя молодое нас любит, и почти вся переписка - с молодёжью.

Наша АРКА по-прежнему сетует на неполучение ответов от ВОКСа. Трудно представить причины. ВОКС посылает книги и журналы, заказывает присылку различных изданий, но на письма, на вопросы не отвечает. Ты пишешь о переписке ВОКСа в сотнях тысяч, но, вероятно, и персонал немалый. Особенно же теперь, при американской русофобии, АРКА нуждается в дружеской, отзывчивой руке. Сотрудники АРКА даже подвергаются глумлению и насмешливым угрозам, что им предстоит концлагерь. А дружеского слова нет. Заказ покупки и высылки книг ещё не сочувствие. Конечно, переписка ВОКСа велика, но ведь положение вещей именно в одной Америке так напряжено и уродливо.

Да, великая вещь - содружество с доверием и доброжелательством. Давно французы сказали: "Взаимность есть душа соглашений". Всегда нужна душевная взаимность, но бывают времена, когда она особенно необходима. И вот теперь, в дни утеснений Культуры, в дни нападок на всесоюзные народы нужно всем сотрудникам послать дружеский, сердечный привет. Ты прав, говоря, что русофобия может породить неслыханное мировое бедствие. Потому пусть все труженики на пашне Культуры дружно прогремят грозное: "Не замай!" Русь победит супостатов.

Недавно в журнале по-англ. описывалось, как отличились наши семь бегуниц в Париже на состязании с француженками. Наши пустили француженок вперёд, а затем "заработали, как поршни магнитогорских машин" и лихо промчались вперёд, оставив далеко позади запыхавшихся француженок. Так и во всём.

"Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несёшься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, всё отстаёт и остаётся позади!
Русь, куда же несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земле, и косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства". Гоголь сказал.

Почему Щусева вызывали в Почаев? Разве Лавра пострадала? Впрочем, много что пострадало и постепенно обнаруживается. В неповинную Помпею попали 163 бомбы. В Пизе пропала самая лучшая фреска в Кампо Санто. Она приписывалась Гоццоли, или Нардо ди Чионе, или Орканье. Постоянно в журналах мелькают мрачные вести. Уже до первой войны приходилось писать об опасности, что Европа, ценная своими реликвиями, может оказаться поддельной. Фальшивка Европа! - какая трагедия. И будущие поколения не будут отличать, где подлинное, а где заштопанное, загримированное.

А теперь и Индию посетила та же горькая судьбина. Несчастье, что часть мусульман в основу своих желаний кладут Коран, а сами давно забыли лучшие заветы своего учения. Мусульманские навабы-капиталисты поджигают тёмные массы. Множество невинно убитых, замученных, как в средневековье. Сколько жестокости! Сколько звериности! И непонятно им, почему мусульмане всесоюзных республик могут пребывать в мире без кровавого меча фанатизма. Разъясняли им приезжие делегации не только наши, но и египетская и иранская, но у навабов лбы крепкие.

Впрочем, не забудем, что и здесь имеются прогрессивные, культурные мусульмане, а также миллионы шиитов, далёких от зверского фанатизма. Напрасно навабы "мусульманской лиги" считают себя единственными владыками мусульманства. Но смущение умов велико. Всё же Учредительному Собранию удаётся проводить многое основное. Так уничтожаются низшие касты, а затем придёт и общее уничтожение каст. Таким образом пережитки начнут изживаться. Только уж очень трудно бедному Неру - лишь бы здоровье выдержало.

Душевный привет Тебе и всем Твоим от всех нас. Да будет Тебе хорошо.
Сердечно...

16 мая 1947 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.

*************************************************************

13 июня 1947 г.
ГРАБАРЬ

Дорогой друг мой Игорь Эммануилович,
"Чудеса!" Твоё письмо от 31-5-47 уже здесь 13-6-47. Такое ускорение неслыханно. Спасибо за многие добрые вести. Спасибо за книги Козина - в Твоих руках дело верное. Спасибо за весть о картинах, хорошо если они в Музее Горького. В рижской "Монографии" почему-то выпустили общее название серии, и они там, начиная от "Шамбалы" до "Майтрейи". Вольтер их видел в 1926-м, о нём я хорошо вспоминаю, привет ему. Картины были оставлены в Москве для передачи в Третьяковку.

Ты прав, с бедным реализмом сейчас заморока. Раздирают его с одной стороны "сюрреалисты", с другой - "сверхреалисты". Этак, пожалуй, и Тебя и Левитана не признают реалистами. А уж мой "Мстислав Удалой", "Богатыри", "Партизаны" - куда уж тут! Да и Гималаи - реальны ли они вообще? Если посоветоваться с Пикассо, он разъяснит совсем неожиданно. Святослав очень рад Твоим словам о его портретах.
Собирается послать Тебе несколько фото.

Рады были мы узнать, что Ты знаешь Татьяну Григорьевну. Чем больше добрых нитей - тем лучше. Всеволод Н. Иванов - тот самый, в Хабаровске. Способный, знает Восток и русскую историю. Он у места на Дальнем Востоке и может правильно расценить события. А ведь Восток - сплошное неизбывное Событие.

Сейчас идёт вивисекция Индии, чтобы потом опять разбежавшиеся ртутные шарики вновь слились. Такова жизнь. Сколько приходилось толковать о дружной жизни наших республик, но очень редко кто-то понимает это. А мусульмане даже не верят, что их единоверцы могут мирно жить с соседями. Пишу часто о Культуре, о Мире через Культуру, и эти призывы здесь более чем своевременны. Если бы Ты знал, сколько тут, можно сказать, на глазах разрушено. Не помню, писал ли, что в Хайдерабаде при разгроме мусульманами "Шах Манзил" среди прочего сгорело одиннадцать моих и Святослава картин. Выходит, одной рукой пиши, а другой записывай потери. Ну, да мы уже привычны к потерям, к уничтожениям. В Белграде было семь картин и одна во Дворце, но там всё изменилось, люди переменились и даже спросить некого. В Загребе были десять картин и была там Академия Наук - жива ли? Со времени войны перестали присылать отчёты и труды. Впрочем, и многие французские общества замолчали, а ведь адрес у них имеется. Но ведь не скончались же научные и художественные общества? Недавно пришла весть, что Аксель Галлен жив, в Финляндии. А у меня лежит письмо о его смерти в Новой Мексике - вот и реши, где правда?

Пожалуй, теперь скоро Ты полетишь в облёт Твоих экспедиций? Судя по радио, на Руси прохладно, но здесь Май и Июнь стоят необычайно жаркими и сухими. А русофобия американская продолжается. По-видимому, там не только русофобия, но и бешенство прессы. Только что читали слова одного индуса о журналистах в Америке - называет их дьяволами. Сколько клеветы, сколько вреда сеется такими бешеными чертягами! О последствиях они и знать не хотят. Легко развести сорняки в огороде, а потом поди - извлеки.

Где теперь живёте? В Абрамцеве или ещё в Москве? От нас всех душевный привет.
Сердечно...
П.С. Как адрес Вс.Ив. в Хабаровске?

13 июня 1947 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996. (Архив МЦР)
___________________________________________________


26 июня 1947 г.
ГРАБАРЮ

Дорогой друг Игорь Эммануилович
Чуял ли Ты, как мы радовались Твоей весточке от 12-6-47 с пригласительным билетом Академии? Ценны такие вести; не менее ценны и новости о раскопках у Симферополя. Только подумать, сколько чудесных открытий предстоит нашим учёным. А в прежнее время над нами потешались из-за статьи "Русь подземная" и "Неотпитая чаша". Поистине, неотпитая, и вот теперь приступила к ней молодёжь.

Исполать! Исполать и Тебе, и Щусеву, и Орбели, и всем богатырям старшего поколения, которые направляют ладьи вдохновенных искателей по правильному руслу. Исполать и тем, кто не скупится дать достаточную казну на изыскания во благо всенародное.

И больно и смешно вспомнить нищенские средства, бывало, отпускавшиеся на нужнейшие исследования. Мы-то помним гроши, на которые даже копальщиков нельзя нанять. А волокита-то какая! Не один раз в конце концов я говаривал: "Лучше уж я сам как-нибудь обойдусь". А теперь несметное число всяких экспедиций, и каждая приносит ценную лепту в народную скрыню. А множество изданий, посвя-щённых всем отраслям науки! По-видимому, меньше и всяких ссор и пререканий среди деятелей, а как мешали, бывало, такие склоки - спицы в колесницу.

Говорю по отрывкам, долетающим в Гималаи, а какое множество ценнейших сведений не достигает нас! То почта сплохует, то радио поперхнётся, то корреспонденты замолкнут. На таких дальних расстояниях всяко бывает. Но и то, что доходит, даёт величественную картину преуспеяния. Ну и радуемся!
И понятны всякие русофобии - зависть заела, корысть иссушила. Почему де столько дано всесоюзным народам? Почему отпущены им богатейшие недра? Почему в единой, необъятной целине обозначились несметные сокровища? Почему смелы наши народы? Почему единодушна семья всесоюзная? Откуда смекалка, откуда труд неустанный? Откуда непобедимая любовь к Родине? Все такие вопросы воспаляют желчь.

Не сознаются завистники, как злоба кипит, видя славные достижения. Такова уж некая человечья природа, взращённая на торгашестве, на обмане, на бессердечии. Даже не обидно слушать клевету, когда знаешь её тёмные источники.

Здешние газеты отметили собрание Академии, посвящённое Индии, а также избрание Рамана членом-корреспондентом. Радостно, что каждое внимание Москвы здесь дружески отмечается. Надеемся, что и наши делегаты сохранили об Индии добрую память. Ведь соседи! И много чем Индия созвучит Руси. Чутки индусы и отзвучат на каждое братское отношение. Много раз нам довелось отмечать эту черту душевности. А между Русью и Индией никогда никаких обид не было. Среди международных отношений такое качество будет исключительным. Тем легче его продолжить и впредь.

Ты прав - Америка сейчас заняла неслыханно одиозное положение. Русофобия, нетерпимость выросли до безобразных пределов. Тем ценнее отмечать немногих друзей Советской Руси, работающих самоотверженно, под градом насмешек. Любопытно замечать, как малодушные бегут из организации, доказывая, что их интерес был ничтожен. Много чего в нашем архиве об Америке сложено. Лежит, пока час придёт. И молодое поколение растёт нездоровое. Журналы говорят о психических эпидемиях. В Индии американцы себя плохо зарекомендовали, даже доллары не помогли.

Как живёт Юон? Что-то редко его деятельность отмечается. У меня к нему было доброе чувство. Сильный мастер и с широким кругозором - тоже старшее поколение.

Добрая весть. Сейчас Вся-Индия Радио сообщило, что послом в Москву назначена Виджая Лакшми Пандит, сестра Неру. Прекрасный, культурный человек, из лучших деятелей Индии. Такое назначение доказывает особую дружбу и уважение. Наверно, Москва ответит в той же мере.

Наш сердечный привет и старшим и младшим - всё во славу Родины. Всем Твоим от нас всех душевный привет.
Радоваться Тебе.

26 июня 1947 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996. _______________________________________