Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н. К. РЕРИХА

Половцов АНАТОЛИЙ ВИКТОРОВИЧ
(1849 - 1905 гг.)
Историк, писатель. Окончил курс на юридическом факультете СПб. университета и в СПб. археологическом институте. Служил в земском отделе министерства внутренних дел, занимаясь специально изучением вопросов крестьянского землевладения.

********************************************************
 
9 июня 1900.

Анатолий Половцов
ВОКРУГ И ОКОЛО РАСКОПОК
ВЕСЕННИЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КАРТИНКИ

I. СБОРЫ
Заканчивая 'Записки охотника', Тургенев говорит: 'Однако, пора кончить. Кстати заговорил я о весне, весной легко расставаться, весной и счастливых тянет вдаль'... Ещё бы! И как тянет-то! А пока нельзя улететь далеко, то хоть за город бы вырваться, в зелень, ins Grune [за город (нем.) - ред.], как говорят немцы. С этою целью всякие экскурсии хороши. Но лучше всего, пожалуй, охота и археология. Обе почтенные страсти эти увлекают человека настолько в сторону от больших центров, что он сразу оказывается лицом к лицу с природой в самой глухой зелёной глуши.

Я не охотник и не знаю, мудрено ли отыскивать подходящие случаи, чтобы предаваться этому благородному спорту. Что же касается археологии, то я по опыту знаю, что отыскивать места для раскопок дело мудрёное, требующее огромной затраты времени и труда. Поэтому я обрадовался появлению Н. К. Рериха не менее, чем Ной возвращению голубя с зелёной веткой. Появление весною молодого талантливого живописца, автора исторических картин 'Сбираются старцы', 'Поход' и других, символизирует близость археологической экскурсии, которую он и в прошлом году организовал для слушателей и членов Археологического института. И в нынешнем году он сделал много десятков вёрст по окрестностям Петербурга, отыскивая курганы, которые можно бы и стоило бы раскопать.

- Вот иные говорят, что поблизости ничего нет, ничего не осталось! Вздор! Стоит поискать. В 20 верстах в сторону от Петергофа нашлось много курганов, близ Гостилиц, - сообщил мне с удовольствием Н. К. Рерих.

II. ИСТОРОНКА ЖЕ!
В первый же тёплый день мы двинулись. Петергоф скрылся из виду. Шоссе оставляет желать многого, и в тележке трясёт порядочно, но как приятен этот массаж после долгой сидячей жизни! <...>

III. МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ
Славно спится на полу, на сене, в горнице, что почище, на постоялом дворе, после усиленных вечерних пешеходных рекогносцировок по части курганов.
Чуть свет - мы уже на ногах и катим в телегах к месту раскопок. Кругом кустарник, мелкая ольха и березняк, а всё-таки как хорошо!
О, солнца свет!
О, свежий дух берёзы!
Вот и курганы. Небольшие насыпные холмики, аршина в два и в три вышиной, несколько сажен по окружности. Некоторые обложены камнями, булыжником, почти все поросли кустарником.

Берёмся за первый попавшийся курганчик, потому что всё равно с которого начать. Обмерили его кругом по основанию ленточкой, рулеткой. Начинаем копать в самой середине наверху. Идёт оживлённый говор.
Проходит минут десять, если не больше. "Один мужик-работник сходит вниз за чем-то. Вдруг раздаётся сильный шум из-под ног рабочего у самой по-дошвы курганчика. Мы все поворачиваем головы. Большая птица с шумом взвивается и несётся через кусты. Из её клюва падает что-то белое.
- Тетёрка!
- Откуда же это она?
- Ишь ты! Я наступил ей на хвост, - пояснил мужик.
Мы кинулись к месту, откуда она поднялась. Там было гнездо с десятью яичками.
- Как мы это её не видали?
- Да ведь мы по ней проводили рулеткой, когда обмеряли курган, а она не шелохнулась! Вот что удивительно.
- Вот так материнская любовь!
- А видели вы, как она унесла одно яичко, но уронила?
- Теперь она перетаскает все яйца, только бы их раньше никто не тронул. Слышишь, мальчик? Не смей трогать гнёздышко и яйца.

IV. ГОСТИЛИЦКАЯ МЫЗА
Весь день был посвящён раскопкам курганчиков и подготовке их для приезда нескольких десятков экскурсантов, которые должны были приехать к полудню следующего дня. Утро, следовательно, свободно.
- Надо воспользоваться этим временем, чтобы осмотреть парк и дом. <...>

VIII. РЕЗУЛЬТАТЫ РАСКОПОК
Среди курганчиков, в молодой зелени ольх и берёзок, расположился целый табор. Несколько телег, дрожек и пролёток распряжены; лошади пасутся. Около огромного самовара ютятся жаждущие чая. Какая смесь одежд и лиц! Тут и старики, и юноши, даже десятилетний мальчик, археологический хлопец, военные всевозможных родов оружия и штатские самых разнообразных профессий, одетые в чём попало. Кто отдыхает и закусывает, кто растянулся на кургане и ведёт оживлённую беседу с товарищами.
Отдельные группы усердно раскапывают в разных местах курганчики. Издалека доносятся раскаты пушечной пальбы (из-под Красного Села), и воображение превращает археологический табор в лагерь буров.

- Кажется, нет другого высшего учебного заведения, в котором сохранялась бы такая живая связь между бывшими и настоящими слушателями, как в Археологическом институте, - замечает кто-то.
- Совершенно верно! И посмотрите, бывшие слушатели, превратившись уже давно в действительных членов института, уже убелённые сединами, продолжают с таким же рвением принимать участие в археологических экскурсиях института, как и двадцать лет назад!..

Люди более или менее чуждые археологии, слыша о раскопках, прежде всего задают вопрос: 'Много ли нашли?' - точно раскопки производились хищниками для отыскания кладов. На самом деле при раскопках, в особенности при таких учебно-образовательных раскопках, какие устраиваются Археологическим институтом, важно не столько то, что найдено, сколько то, как предметы найдены. Тут интересно всё: обложен ли курган камнями, в сидячем или лежачем положении найден костяк, где находится заржавленный нож или молоток в мужской могиле или позеленелые браслеты и перстни в женской и т. д. А важно и интересно это всё потому, что даёт молодым археологам некоторую практику, и, кроме того, благодаря всем этим подробностям, восстановляются, хотя бы и частично, быт и в особенности погребальные обряды наших отдалённейших предков славян, живших в XI и XII веках в области будущей Ингерманландии.
Из всех этих данных группа археологов с Н. К. Рерихом во главе предполагает составить археологическую карту Петербургской губернии. Благое дело, и дай им Бог успеха.

Но какое счастье для участников, что эта нелёгкая работа в большей своей части производится не в душной комнате, а среди природы, в той чудной рамке, которую так поэтически выразил граф Алексей Толстой:

Юный лес, в зелёный дым одетый,
Тёплых гроз нетерпеливо ждёт,
Всё весны дыханием согрето,
Всё кругом цветёт, и любит, и поёт...

Московские ведомости. 1900. 9/22 июня. ? 157. Пятница. С. 3.
Публикуется по изданию: Николай Рерих в русской периодике. выпуск I. СПб. 2004.

********************************************************************************************