Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
УЧРЕЖДЕНИЯ КУЛЬТУРЫ В АМЕРИКЕ

ПИСЬМА В АМЕРИКУ
1944 г.
*********************************
 
СОДЕРЖАНИЕ


Письмо Н.К. Рериха в Америку (7.01.44 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (21.01.44 г.)
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку (4.02.44.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (18.02.44.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1.03.44 г.)
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку (14.03.44.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (24.03.44 г.)
,(7.04.44.)
(21.04.44.)
(4.05.44.)
(18.05.44.)
(1.06.44.)
(15.06.44.)
(1.07.44.)
15. 07. 44.)
(1.08.44 г.)
(15.08.44.)
1.09.44.)
15.09.44.)
(1.10.44.)
(15.10.44.)
(1.11.44.)
(15.11.44.)

1945 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1.01.45.)
***********************************************************


Письмо Н.К. Рериха в Америку (7 января 1944 г.)

7.I.44
Родные наши,
Опасаемся, не случилось ли чего с Вашей очередной почтой. Ваше последнее письмо было от 15-го октября. Вы писали, что вложите в следующее перевод Дутко. Хотя письмо Ваше где-то задержалось, но зато пришла Ваша добрая телеграмма от 31-го декабря, и шла она всего четыре дня, словно бы Вы почуяли, что мы беспокоились о Вас, о Вашем письме.

Радуемся, что у Вас всё ладно и даже брезжут какие-то возможности - превосходно! Так и нужно начинать значительный год. Здоровье Е.И. налаживается, но всё ещё нужна осторожность. Е.И. будет огорчена, если 'М[ир] О[гненный]' не дойдёт. Теперь - всё возможно. Чуяло моё сердце, что с посылкой эскизов выйдет неладно, - вернули из Бомбея через три недели. Видите, теперь нужно какое-то особое экспортное разрешение, а где живёт этот разрешитель, того не сказали. Теперь я поручил сие дело полковнику Ману - пусть проделает всё, что требуется. Но ведь задержка-то какая, вот и показывай союзное искусство!

В то же время из Америки доходят книги и брошюры. Только что получена статья Кауна о Лермонтове и новая книга Брэгдона. Поблагодарите от меня Брэгдона за отличную книгу, мы все её очень оценили. Спасибо ему и за дружескую надпись.

Чтобы не отягощать почту, всё делаю через Вас, а то вдруг ещё и письма в Америку запрещены будут. Неужели манускрипт 'Слава' всё ещё не получен? Ведь он был послан ещё летом. Потеря его была бы прискорбна. Большое значение имеет своевременная получка манускрипта и доставка его по назначению.

Ведь год-то какой - 1944-й!! Святослав сейчас в отъезде с выставкой. Кто бы мог подумать, что моя 'Святая ночь' останется в Индии! Впрочем, пусть больше знают о русском народе, о русском искусстве. Именно, сейте добро всюду, где только можете. Судьба даст рост зёрнам полезным. Всем друзьям наш сердечный привет - для мысли нет расстояния.

В прошлом письме я поминал книгу 'Декада'. То была добрая строительная Декада, а вот теперь на пепелище оканчивается тёмная, злая декада. Где её достижения? Где её новизна и где стройка? А вот Вы теперь опять слагаете Декаду добра. В добрый путь! В добрый час!

Когда Победа развернёт свои крылья прекрасные, то и все супостаты низвергнутся. Смело вперёд!
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Большая радость - сейчас прилетело Ваше письмо от 10-го ноября с письмом Уида. Все Ваши вести превосходны - это подлинное строительство. Елена Ивановна пишет Вам отдельно, а теперь шлём телеграмму. Две части 'Мира Ог[ненного]' 'Братство', 'Община' - на очереди. Не пропало ли Ваше письмо между 15-м окт[ября] и 10-м ноября? Попытайтесь узнать о дальнейшей судьбе 'Славы'. Радостны такие добрые вести. Пусть 1944-й - везде, во всём победоносен! Да будет!

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
__________________________________________



Письмо Н.К. Рериха в Америку (21 января 1944 г.)

21.I.44
Родные наши,
Поистине, Ваше письмо принесло радость. В нём звучала несломимая бодрость. Такая бодрость есть мощный магнит. Расцветёт Издательство, окрепнет Академия, разрастётся АРКА, будет жива Фламма.
Отлично, что ВОКС непосредственно шлёт Вам полезные материалы. Как прекрасно способствовать взаимопониманию культур двух великих народов! Каждым Вашим выступлением, каждым оповещением Вы творите полезнейшее дело! Довольно мрака невежества, пусть всюду просияет правдивое осведомление. Только на такой почве растёт сотрудничество.

Вы писали, что Ламонт говорил Вам о моей книге. Всё думается о каких-то новых полезных сотрудничествах. Не хочет ли он быть Почётным Советником АРКА? Опять-таки Вам на месте виднее.
Как полезна Ваша поездка в Посольство! Всё это - истинное добро, а Вы - добродеятели. Чуется, что около АРКА у Вас вспыхивают новые добрые очаги. В больших водах Ваш корабль. Крылья Победы уберегут его от всех смерчей.

Ман ведёт переписку о получении экспортного свидетельства на посылку эскизов к 'Половецким пляскам' для Мясина. Только подумайте, что прошло более месяца со времени первой посылки эскизов, а движения нет. Этакая проволочка из-за нелепой новой формальности. Объясните Мясину, в чём дело.
Среди всяких Ваших спешных занятий найдите минутку прислушаться, что происходит у Хоршей. Наверное, какие-то пакости там делаются, ведь иначе они и жить не могут. А всю Вашу добрую, полезную работу тёмная свора ненавидит, ибо зло не терпит добра. Сколько неплохих, но слабых людей совращает хоршевская банда своею злобною ложью.

Встречаетесь ли Вы с чехословацким консулом? - они всегда были друзьями. В их лондонском журнале 'Европейский Обозреватель' недавно была душевная статья Руфины Хилл о моём искусстве. Спрашивают меня о нашей Лиге Культуры. Она претворяется в обществах Культурной связи - они растут и множатся. Значит, наша мысль была правильна и своевременна. Можно радоваться.

На днях радио из Тегерана оповестило об открытии и там [отделения] ВОКС - всюду идея Культурного единения. Не всё ли равно, под каким названием, лишь бы творилось полезное дело. Безразлично, каким путём или в каких словах проникает в мир добро. Всюду, где мы добро примечаем, будем помогать ему. Да живёт добротворчество! Умножатся в добротворчестве силы и возможности Ваши. Культура так унижена сейчас, что каждый культурный труд особенно благословен. Всем друзьям-сотрудникам - наши сердечные мысли.
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Родные наши,
Вы уже знаете, какая огромная радость была явлена нам Вашими вестями об успехах и продвижении АРКА, а также письмом Уида. Послала ему мой ответ и благодарность. Надеюсь, что Вы прекрасно столкуетесь с ними относительно деловых оснований, на которых будут явлены его участие и помощь. Важно наискорейшее выполнение этого прекрасного и неотложного задания. Время не терпит. Вел[икий] Вл[адыка] советует в первую очередь выпустить новое издание 'Сердца' и 'Иерархии', ибо эти книги остались лежать в подвалах, но выход их особенно нужен. Вероятно, у Вас имеются несколько экземпляров этих книг и Вы легко можете их переиздать. Конечно, мне хотелось бы исправить некоторые ошибки, вкравшиеся в них. Я начала просматривать 'Сердце' и уже нашла несколько. <...> Думаю, что скоро пришлю Вам и дальнейшие поправки.

Теперь, не затрудняйтесь цветом обложки, берите то, что есть; так, 'Сердце' может иметь обложку рубиновую или синюю, если нет желтой, также точно можно заменять и остальные обложки. Важно лишь не откладывать. Также не ждите моих поправок, ибо они могут пропасть в пути, а книга должна выйти безотлагательно. К моему горю, 'Мир Огненный' так и не дошел до нас. Тем более это странно, что мы получаем из Америки книги, и недавно получила книгу Брэгдона 'Йога для вас' - книга неплохая, но не для большего круга читателей. Родные, обнимаю Вас всем сердцем, радуюсь Вашим непокладаемым трудам. Только в труде кратчайший путь всякого достижения. В добрый час - трудитесь.
Е.Рерих

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
________________________________________________________

Письмо Н.К. Рериха в Америку (4 февраля 1944 г.)

4.II.44
Родные наши,
За эти недели Ваших писем не было, дошёл от Фричи один 'Мир Огненный'. Может быть, и другие два дойдут. Была большая радость - книга издана отлично. Найдёт она свои пути и зажжёт новые сердца. Как вовремя подошёл Уид для движения прочих книг. Наверное, Карнеги-холл направит запрашивающих по новому адресу. Между прочим, Ваша прежняя почтовая бумага Академии вполне пригодна, стоит лишь поправить 250 на 200 - хорошее совпадение.

У нас снега, почта совсем испортилась, а телеграф уже несколько дней не действует. С продуктами всё труднее. Опасаюсь, не пропало ли Ваше письмо между 15-м октября и 10-м ноября? Там мог быть перевод Дутко, и Ваш годовой отчёт АРКА, и много другого весьма интересного. Не вернулась ли Дутко? Не видела ли Б[ориса] К[онстантиновича]? Не было ли чего дальнейшего о 'Славе'? Хотелось бы послать Вам новую книгу Тампи и второе (улучшенное) издание брошюры Ренца, но ведь теперь в Америку запрещено посылать. Вот и эскизы для Мясина всё ещё под запретом. И журнал Дельфийского Общества, видимо, пропал. Так печально, когда последние безобидные ниточки обрываются. Это ещё между союзными странами, а уже Швецию, или Португалию, или Швейцарию и трогать нельзя.
Страшно подумать, что случилось в Риге со всеми картинами и книгами! Неужто всё это погибло? А в Праге, Белграде, Загребе, Париже, Брюгге?..

Просматривал сейчас некоторые старые письма. Сколько в них предупреждений против Хоршей. Вспоминал, как многие не хотели сотрудничать с группой наших Учреждений, опасаясь Хоршей. М-с Тер, увидав Хорша, прямо сказала, что с этим ужасным человеком она не может иметь ничего общего. Таких мнений можно привести очень много. Да что говорить, Вы сами всё это знаете. И Юрий не раз Вам говорил об этом вреде. Вот уж подлинные сатанисты! Кроме всех ограблений и мошенничеств по отношению к нам всем Хорш вредил мировому делу Знамени Мира, порушил русское дело - Музей, кощунствовал над именем преподобного Сергия - попрал всё добро. А все его подкупы судей и адвокатов! Все таинственные телефоны хоршевского преступного 'покровителя'. Какая скверная, какая мерзостная драма - глумление над всем миром! События подтверждают, насколько неотложны и своевременны были все наши начинания. Преступная банда всё нарушила. И Лига Культуры имела широчайшую программу, а теперь всё тормозится, ограничивается, замедляется. Поистине сказано, что один конь может задерживать целый караван. Все преодолеем, бодрости достаточно, но невольно негодует сердце, зная такие вандализмы.

Помню, как один из сотрудников наших писал: 'Скорей, скорей, пусть скорей сделается всё, что должно совершиться!'. Русские славные победы гремят. Подвиг совершается, 'идёт война народная, священная война'. Эти дни слышали мы все о наших прежних местах. Вот наша станция Волосово, а теперь она уже город. Леможа, Заполье, Извара - все наши места. Так хочется там, на Руси, помочь всем знанием, всем опытом, всеми накоплениями. Душевный привет Вам, всем друзьям и сотрудникам.

Сердечно,
Н.Рерих.

Родные наши,
Приступая ко второму изданию 'Сердца', руководствуйтесь при чтении корректур английским изданием, как ни странно, но в нём меньше опечаток, нежели в русском. Тревожимся, что вот уже три недели как не имеем от Вас весточки. Несомненно, предпоследнее письмо от Зиночки со вложением перевода В.Дутко статьи Н.К. пропало в пути. Весьма вероятно, что и наши письма не все доходят до Вас. Грустим очень, что обмен письмами и книгами становится столь затруднительным. Культурная жизнь замирает, дышит на ладан, но современные люди отлично обходятся без нее и даже, по-видимому, 'облегчённо вздохнули', ибо кино сомнительного содержания и разные кабаре с утроенным успехом заменили им культурные требования утончения мышления и расширения сознания.

Когда-то наш Толстой, наблюдая аудиторию концертного зала во время исполнения симфонической программы, высказал убеждение, что если бы вместо симфонии Бетховена оркестр неожиданно заиграл бы Камаринскую, то большинство 'облегчённо вздохнуло бы'. Он оказался провидцем и в этом. Достаточно прослушать ежедневные программы, которыми нас угощают по радио, и, увы, в первую очередь из нашей многострадальной России. Тяжела, ах как тяжела эта продолжающаяся нивелировка не только уже по среднему, но уже по низшему сознанию!

Давно было Сказано: 'Если трудно вложить малый меч в большие ножны, то насколько труднее вложить большой меч в малые ножны'. Вероятно, потому всюду замечается устремление к укорачиванию голов, слишком возвышающихся над уровнем избранным. Пора проснуться от кошмара самоистребления. Надеемся, что этот год будет отмечен решительными победами над беснующимися. Оплакиваем утрату незаменимых сокровищ, достояния грядущих поколений. Знамя Мира, поднятое за десять лет до истребительной войны, живым укором будет занесено в рекорды Истории.

Конечно, по-прежнему знаем о победе Сил Света, об очищении атмосферы нашей планеты, но всё же тоскливо думать, какой ценою, каким разрушением сопровождается такое очищение от негодного элемента. Потому возможность издания прекрасных книг Учения Жизни особенно радует моё сердце.

Шлю самую горячую признательность душам, думающим о созидании и продвижении Прекрасного в столь тяжкие дни. Но сердце моё уже находится во власти предчувствия близкого подвига оздоровления духа человеческого. Там, где тяжелее всего, там скоро будут оявлены подвиги, светлые подвиги строительства под знаменем напряжённого труда, широкого строительства и сотрудничества народов.

Родные, стройте, не унывайте и думайте больше о трудах, явленных Великими Учителями человечества. Их пример пусть будет перед нашими глазами и в сердце во время служения человечеству. Обнимаю Вас всех, ещё немного - и Свет блеснёт ярким Лучом.

Сердцем с Вами,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


18 февраля 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

18.II.44
Родные наши,
Только что послали Вам телеграмму о пролёте двух Ваших писем, а тут-то они и пришли. Теперь мы имеем от 25-го ноября, 13-го декабря и 27-го декабря - три письма, и какие славные письма! Все Ваши сведения об успехах АРКА нас глубоко радуют. Творится большое полезнейшее дело. Вы вписываете в Вашу деятельность прекрасную главу. Понимаем, как должны Вы уставать, но сознание великой пользы приносимой окрылит и удесятерит силы. Посылаю [статью] 'Русскому Сердцу', можете использовать как можно лучше.
Скажите Вашим новым друзьям, как мы все хотели бы приложить наши силы и знания там, на месте. Непременно скажите! Непонятно, отчего Б[орис] К[онстантинович] не дал письма Вам и нам через Д[утко]? Напишите ему через Д[утко] и скажите, что мы очень ждём. Радуемся и успеху 'Мира Огненного' - так и должно быть.
Предостерегите Д[утко] от Греб[енщикова] - он впал в ярое кощунство и старается заразить добрых людей. Выписки из его писем сохраните - пригодятся! Он кощунствует и вредит Русскому Делу - долой его. Истина развалиться не может. Никакое грабительство не нарушит истину.
Радуемся, что Вы не огорчаетесь отношениями Олбани. Если там 'доллар - король', то Вам не по пути. Можно и без них преуспеть. Вы помните, что то же самое было и при начале Мастер-Института.

После двух месяцев переписки было разрешено послать эскизы 'Половецких плясок', что мы немедленно и сделали. Надеюсь, посылка дойдёт к Вам благополучно. За эти недели пришла ещё одна книга 'М[ира] О[гненного]' на этот раз от Зины, пришли брошюры от Музея Нового Искусства, три журнала из Калифорнии и один журнал от Аниты Мюль из Огайо (поблагодарите её).
Как идёт продажа книг? Вообще, какие книги у Вас имеются? и сколько? Здесь спрос на 'Алтай-Гималаи'. Вообще странно, что издательства не посылали книг в Индию. Здешний книжный рынок очень расширяется. И опять был спрос на Конлана. Существует ли это издание да и он сам?

Прилагаю образец холста. Кто знает, может быть найдётся. Он был от Лефранка, не было ли в Нью-Йорке его представителя? Нет ли движения со 'Славою'? Сейчас мы все здоровы. Надеемся, что и у Вас ладно. Итак, в добрый час: 'Per aspera ad astra' ['Через тернии к звёздам' - лат. - ред.]. Всем Вам, нашим дорогим, шлём душевные мысли.

Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

**********************************************************************************

Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 марта 1944 г.)

Родные наши,
24 Марта встречаете среди напряжённой полезной деятельности. Подошли новые дела, обновились прежние. Трудное военное время не помешало росту работы. Сознание подсказывает, какое славное расширение возможно.
Радость, большая радость, когда видишь, что победное преодоление совершается. Волна победы докатилась в урочное время. Жаль, что привет к Памятному Дню невозможно послать друзьям, в рассеянии сущим. Где все они? Как выжили, как преодолели?

Во многих странах притаились друзья. Пошлём им мысленно наш сердечный привет. Вспомним о них в день памятный. Недалёк уже день вести радости. А наши-то, наши русские Победы! Так и гремят. Там, где весь народ встал за свою землю, там он непобедим. Особое 24 Марта свидетельствует о победах народных.

Вот если бы все члены АРКА проявили то же сплочённое, деятельное устремление. Из родников и большие реки зачинаются. За это время дошёл от Зины третий 'Мир Огненный', получены две Ваши телеграммы, дошёл 'Великий Облик' в переводе Дутко и Дельфийский журнал с моей статьёй 'Мусоргский, Станиславский, Дягилев'. Также доплыли два выпуска 'Современного Музея' со многими их чудачествами. Получен и портрет Уида (в их журнале). Хорошее лицо - передайте ему наш привет.
Ценно, что он живёт высокими идеалами. При этом он работает, а не только числится на списках.

Вы писали, что БОКС присылает Вам много материала. Попросите их также посылать ко мне как Поч[ётному] председателю АРКА. Прямо сюда - мы имеем полезное применение.

Удивительно, почему Б.К. не пишет и даже не воспользовался связью через Д.? Не вернулся ли теперь Д. и нельзя ли от него узнать подробности их свидания. Очень странно, что Б.К. замолчал и Вам и нам. Может быть, Д. даст намёк, что именно мешает Б.К. продолжать переписку, им же начатую.

Нет ли новостей о 'Славе'? Хоть бы эскизы для Мясина не задержались в пути. Так хочется, чтобы они дошли вовремя. Очень ценю, что он поддерживает дягилевские традиции и тем способствует Русскому Делу.

АРКА помогает всюду, где может быть культурная польза. Работаем мы усиленно. Послал Вам пароходной почтой несколько страниц из книги Тампи - авось дойдут! В Калькутте в журнале 'Дон оф Индия' напечатано обращение Уида об АРКА - попробую послать Вам этот номер. Отметьте и это в Ваших отчетах об АРКА. Сердечный привет всем друзьям, дорогим сотрудникам к 24 Марта.

Духом с Вами,
Н.Рерих

Е.И. шлёт Вам сердечный привет. Сейчас она немножко простужена. Много работает. У нас снега и дожди.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________



14 марта 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И Рерих в Америку

14.III.44
Родные наши,
Пришла новогодняя весточка от Джина - привет им, хорошие они, редкие люди. Пусть бы и к АРКА они поближе были. Между прочим, уже давным-давно мы говорили, что в каждом деле должны быть законные заместители. Не будет ли Джин таким заместителем в картинной корпорации? Кстати, кто заместители у Катрин и Инге? В случае какого-нибудь непредвиденного отъезда такие готовые деятели вдруг могут понадобиться. Ведь грабители всегда ждут случая, чтобы нежданно напасть. И Зина могла бы быть заместительницей чьей-либо. И война теперь достаточно показала, насколько должна быть предусмотрена каждая неожиданность. Злой враг Гитлер, а Хорш ещё злее. Сделайте, как лучше и крепче.

Узнайте о судьбе 'Славы'. Это важно не только по личным отношениям, но и потому, что 'Слава' была передана через АРКА. Должно быть, в ближайших Ваших письмах будет и годовой отчёт АРКА. Хорошо, что этот отчёт выйдет ладным, ведь он пойдёт и в ВОКС, и ко всем Поч[ётным] Советникам. Надо, чтобы они не заскучали.

Вы будете рады узнать, что с нашей выставки в Хайдарабаде некоторая сумма (входная плата и пр.) была послана через м-с Черчилль в Русский Красный Крест. Давно мне хотелось туда послать, а тут Комитет выставки сделал это очень достойно.

Хорошо, что Вы устраиваете в одной из студий выставку материалов из ВОКСа. Когда она сменяется или дополняется, давайте знать в хронику тех газет или журналов, которые симпатизируют русскому сближению. Ведь есть же такие! Из-за медленности почты мы не знаем Ваших текущих дел, уже целая зима прошла. Эти строки дойдут к Вам уже к лету, и много событий за это время свершится. У нас полная весна. Снег около дома сошёл. Цветут сливы и абрикосы. Думаем о Вас, так хочется, чтобы у Вас всё было ладно и бодро. Душевный привет друзьям.

Сердечно,
Н.Рерих.

Сию минуту прилетело Ваше письмо от 10-го января. Вы правы - для АРКА невозможно пускаться в такие дорогие издания. Видимо, 'Новоселье' есть тухлое староселье. Такие сотрудники неполезны. Вы правы о тёплых друзьях. Истинный друг огненно встретит всякую клевету. Видимо, боязлив новый сотрудник. Хорошо, что он ещё прибежал к Вам, а то ещё и промолчал бы другой. Надо думать, что Д[утко] поймёт льстеца и отнесётся по заслугам.

Не знаете ли, как идёт Академия Завадского? Любопытно! Непонятно молчание Б[ориса] К[онстантиновича]. Есть же какие-то причины? Но тогда он предупредил бы или нас, или Вас. Попробуйте ему послать открытку по-английски. Нас не называйте, но скажите, что Н[иколай] очень ждёт. Потому-то я так жду следствий от 'Славы'. Дай Бог Вам новых, огненных сотрудников. Все наши мысли с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


24 марта 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И Рерих в Америку

24.III.44
Родные наши,
Пришел Ваш пакет с любопытной газетой. 'Ограбленное Искусство', с хорошей программой АРКА и двумя журналами. Вы знаете, что к писаниям 'Тибетца' нужно относиться осторожно.

Сейчас долетело Ваше многозначительное письмо от 25-го - 26-го января. Глубоко понимаем Ваше справедливое негодование, когда Вам приходится выслушивать грубые суждения против борьбы за Культуру, и это ещё в стенах Культурной Ассоциации. Хорошо также и тухлое староселье! Всё это весьма прискорбно. Вероятно, в будущем выяснится, с кем возможно сотрудничество. Только невежды могут говорить, что служение Культуре
есть пропаганда. Хотелось бы знать, какая книга не есть пропаганда мысли, в ней выраженной! За Культуру приходится выносить многое. Вы совершенно правы, оставаясь на зорком дозоре. Сами обстоятельства покажут, как воспринять происходящее. Что-то очень тёмное сквозит за невежественными выпадами против Культуры. Спрашивается, в чём же деятельность АРКА, как не в обоюдном оповещении о Культурной жизни? И в прошлую войну опубликовывались акты вандализма, и это было предупреждением заблудшему человечеству. Но Вам-то, Вам как тяжко одиноко стоять на бессменном дозоре! Впрочем, это одиночество лишь кажущееся. Вы не одиноки. А всякие невежды и клеветники неизбежны. И чем идеал выше, тем больше псов его облаивают. Вот Вы поминали о какой-то теософке-клеветнице. Конечно, клеветников всегда было много, а в теперешнее смятенное время они умножились. Давно Крылов сказал: 'Коль слушать все людские речи, придётся и осла взвалить себе на плечи'. Старая истина! Но в Вашем случае клеветала теософка, и это показательно. Не раз слышалась клевета из Адьяра и из Женевы, и можно лишь удивляться, что, так сказать, философы не умеют уберечься от гнуснейшей человеческой привычки. Клеветник - лгун - невежда! Конечно, от клопов следует оберегаться. Что делать, и на такую оборону приходится тратить энергию, а то заползут, вонючки. Скоро выходит брошюра Ренца о Пакте. Всё время приходится слышать нежданные упоминания - то из Лондона, то из Испании, то из Ватикана. 'Благословение' бомбами заставляет людей вспомнить о добрых желаниях облегчить участь человеческую. Я послал письмом статьи для мисс Леерер через Вас - авось дойдут. Поблагодарите Дутко за её переводы. Трогательно, как она тянется ко благу. Ободрите, отеплите её.

Дойдут ли эскизы для Мясина? Когда? Как? А хотелось бы! Также хочется знать судьбу 'Славы' - это так важно. Если в студиях есть место для материалов ВОКСа, то сделайте там постоянную выставку и назначьте определённые два-три часа в день. Пусть к Вам приходят. Об этом сделайте объявление и в Консульстве, и в Посольстве, наверное, там есть доска для объявлений. Бывало, у нас в Обществе Поощрения от 3-х до 6-ти постоянно приходили многие полезные люди. Был как бы живой клуб, и многое хорошее там зарождалось. Конечно, нужно время, чтобы образовалась такая добрая привычка. О такой постоянной выставке и в ВОКС должно сообщить. Ведь это будет живой нерв Культуры. Когда выставка где-то далеко на стороне, никогда не знаете, как она показана и что при этом сказано. А тут, дома, могут быть лучшие объяснения. Да и расположить материалы можно привлекательно. Размещение выставки есть уже ключ к успеху. Самые лучшие вещи можно убить их нелепым расположением. А тут, когда всякие тухлые староселья ещё прозябают, каждое сведение о Культуре должно быть заботливо обережено. Человечество сейчас мечется в неслыханном водовороте, и тем более нужно настойчиво напоминать о Культуре. Увы, значение её совсем изуродовано. Опять вылезли смешения Культуры с цивилизацией, а то и с 'древним ужасом', не раз потрясавшими человечество. Гибнут, гибнут памятники гения человеческого. Близится жёстокий 'шапочный разбор'. Но сердце человека рвётся к героизму, к подвигу. Воинство русское являет неслыханные победы во имя Родины и Светлого будущего. Культура есть молот будущего. Особенно ценны труды во имя Культуры, когда они рождаются не в роскоши, в избытке, но среди нелёгкой каждодневной работы, в напряжении творящей психической энергии. Вероятно, у Вас спрашивают, какую русскую историю прочитать. Укажите: 'История России' проф[ессора] Вернадского. Всё-таки мало знают нашу великую Родину. Хорошо еще, что умножаются уроки русского языка. Пишут, что в России теперь кличка 'антикультурный' является оскорбительным ругательством. Русские воины идут в бой с кличем: 'За Толстого! За Пушкина!'. Знаменательно! Хочется закончить одним из любимых стихотворений А.Толстого:

Пусть тот, чья честь не без укора,
Страшится мнения людей;
Пусть ищет шаткой он опоры
В рукоплесканиях друзей!
Но кто в самом себе уверен,
Того хулы не потрясут -
Его глагол нелицемерен,
Ему чужой не нужен суд.
Ни пред какой земною властью
Своей он мысли не таит,
Не льстит неправому пристрастью,
Вражде неправой не кадит;
Ни пред венчанными царями,
Ни пред судилищем молвы
Он не торгуется словами,
Не клонит рабски головы.
Друзьям в угодность, боязливо
Он никому не шлёт укор;
Когда ж толпа несправедливо
Свой постановит приговор,
Один, не следуя за нею,
Пред тем, что чисто и светло,
Дерзает он, благоговея,
Склонить свободное чело!

Сердечный привет всем друзьям и добрым сотрудникам. Вперёд, вперёд и вперёд!
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________

АПРЕЛЬ

Письмо Н.К. Рерих в Америку (7 апреля 1944 г.)

7.IV.44
Родные наши,
Сейчас прилетело Ваше славное письмо от 1-го февраля. Итак, АРКА гремит по радио - это прекрасно. Вы правы, для юбилея Римского-Корсакова нужно что-то хорошее сделать. Мы всегда были и с ним самим, и со всею семьёю в добрых отношениях. С ним и со Стасовым я ездил в Москву к Льву Толстому. Эскизов к его операм было у меня много: 'Снегурочка' для Питера, для Парижа, для Чикаго; 'Псковитянка' (Париж, у Дягилева); 'Царь Салтан' (Лондон); 'Сеча при Керженце' (Дягилев). В маленькой монографии (Корона Мунди) Вы имеете несколько эскизов. Конечно, эта книжка имеется у Вас или у Катрин - оттуда Вы можете вырезать. Кое-что было и в монографии Еременко. Хорошо, что с Уидом у Вас - ладно.

Пришла Ваша радостная телеграмма - 'Сердце' и 'Иерархия' сданы в печать. Порадовались и мы - таким путём, вопреки всем препятствиям, добро проникает в новые круги. Не знаем, где посев даст лучший урожай. Иногда плодородие возрастёт на совсем нежданном поле. Только закоренелые невежды будут брюзжать против блага, и отпадут они, как сухие листья. Вот не скажут потом, что мы неуместно заботились и о мире, и о сохранении культурных ценностей. В Китае некий идиотичный молодой человек довольно грубо выговаривал мне: 'Ваша настойчивость о мире и о Культуре граничит с одержанием. Никто ничего не разрушил, не нарушил, к чему же Вы взываете о каком-то несчастье...' Это было в 1935-м году. Если этот идиотик ещё жив, то, вероятно, теперь даже он понял уместность и неотложность наших повторных зовов и молений.

Вот и теперь не умолкайте в защиту культурных ценностей. Не думайте, что люди-людишки уже одумались и научились беречь народное достояние. Того и гляди, что вновь можете услышать о новых разрушениях и расхищениях. Праздновались дни Культуры, и тогда же совершались некультурные поступки. Нечего хвалиться Культурою, когда культурные деятели и голодают, и холодают, и беспризорно страдают. Большинство из тех, кого нынче почитают и величают, в своё время погибали непризнанными. Не сказать ли примеры? Недаром сказано, что имеются общества покровительства животным, но нет заботы о человеке.

Самый почётный дозор - есть дозор о Культуре. Будьте действенны на таком дозоре. Помните, что бездейственною обороною ничего не спасёте. Одна оборонительная тактика ведёт к поражению. Победа - в отважном, обдуманном наступлении на врагов тёмных, жестоких в невежестве - только так можно оборонить Культуру. Твердите о Культуре. Не бойтесь, если Вас будут укорять в повторениях. В сущности, повторений в природе вообще не существует. Какое же может быть повторение в постоянном движении. В полёте жизни всё преображается, всё обновляется. В таком обновлении Вы всегда остаётесь молодыми и бодрыми.

Надо надеяться, что общества Культурной связи найдут в себе силы поверх всего отбирать и беречь всё принадлежащее истинной Культуре, вне преходящих делений и недоумений. Велика сокровищница Культуры, разобраться в ней может лишь тот, кто сумеет возвыситься над пеною жизни вчерашнего дня. Сухие осенние листья не смутят уборщиков сада. Они - мудрые садовники - пришли ради весны, ради расцвета. Ничто так не близко Культуре, как чувство любви, осознание Прекрасного и сердечное стремление к Подвигу.

Во 'Внутренней Культуре' (Лос-Анджелес) была моя статья 'Скрижали Азии' - Вы, должно быть, знаете этот журнал? В журнале друзей Уида было упоминание о египетской музыке, инструментованной Зиною, - помните, это было в Америке? Из Америки журналы приходят и книги, а отсюда почему-то нельзя посылать, и нам вернули посланное. Это жаль, хотелось бы послать вторые издания Тампи ('Гурудев...'), и Бабенчикова, и Голлербаха, а теперь Ренц уже печатает 'Пакт', и выйдет второе издание текста Конлана. Всё это Вам бы пригодилось. Весна у нас холодная и дождливая. Снег на горах опустился необычно низко.

Нет ли шевелений о 'Славе'? Нет ли новостей от Б[ориса] К[онстантиновича]? Как вышел отчёт АРКА? Не отзовётся ли о нём ВОКС? Пусть будет у Вас всё хорошо. Пусть придут к Вам ладные сотрудники. Сердечный привет всем друзьям.

Духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_________________________________________________________


Письмо Н.К. Рерих в Америку (21 апреля 1944 г.)

21.IV.44
Родные наши,
Приятная нежданность - пришёл от Вас целый пакет московских брошюр. Говорю 'нежданность', ибо он был так долго в пути, что мы уже потеряли надежду получить его. Брошюры хороши: 'Александр Невский', 'Москва', 'Русские женщины', 'Осуждение вандализма' - наконец-то додумались осудить варварство. Наконец-то подумали о сокровищах народных.

Спасибо, большое спасибо за присылку. А тут ещё ТАСС прислал 'Красную звезду' за несколько месяцев. Значительные статьи Эренбурга, Толстого, Шолохова, Тихонова. Всё это так отвечает последним русским победам. Слушаем о них с радостью и гордостью за великий Народ Русский. А вот и ещё хорошая присылка! Пришли от Фричи девять книг 'М[ира] О[гненного]'. Значит, от Вас сюда книги доходят. Спасибо, большое спасибо. Пришло хорошее письмо Брэгдона. Спасибо ему от меня. Он, конечно, не знает, что нам отсюда сейчас трудно посылать. Он читал Конлана и очень хвалит.
Кстати, Вы спрашивали, насколько могут журналы цитировать книги? По прежним законам - чуть ли не треть, лишь бы с указанием откуда. К сожалению, последнее обстоятельство плохо соблюдается. Сколько раз приходилось жалеть, что полезная цитата, хотя и в кавычках, неизвестно откуда взята. Бывало и так: целиком перепечатывались мои очерки без указания автора, а одна книга Е.И. была перепечатана на Дальнем Востоке без имени автора. Всяко бывало!

Заботит, дойдут ли вовремя эскизы для Мясина и вообще дойдут ли? Его задание нужно поддержать. Что случилось со 'Славою'? Если даже знаем, что она была послана и дошла, это ещё не всё. Хотелось бы знать, что с ней сделали, - это очень важно. Иногда спрашивают о судьбе некоторых картин моих. Меньше всего я сам о них знаю. Где 'Рассказ о Боге', где 'Три радости', где 'Волокут волоком', где 'Знамение' (оно было в Кишинёвском музее), где 'Ростов Великий', где... да много таких странников. Вот какая-то нелепость вокруг 'Дел человеческих'... Где 'Языческое' - оно было в Загребе, в музее. 'Святые гости' были в Белграде, а теперь? Словом, если услышите о чем - запишите. Пришла Ваша телеграмма о предположенной операции С[офье] М[ихайловне]. Обычно эта операция не считалась опасной и производилась при местной анестезии. Наш врач здесь перечислял много наблюденных им случаев прекрасного исхода. Вот и у старого Шк[лявера] такая же операция дала отличные следствия. Понимаем Ваше волнение и шлём лучшие мысли. Как подвигается русский язык Дедлея и Уида? Главное - разговорная речь и возможность чтения. Мы видели здесь отличные достижения после нескольких месяцев разговора.

Пусть будет Вам всем хорошо. Пусть приходит к Вам новое и полезное. Преуспевайте во славу великого дела Культуры.
Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________




МАЙ

4 мая 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

4.V.44
Родные наши,
Долетели добрые письма от Джина и от Катрин - оба от 24-го марта, и были в пути менее месяца. Это совсем хорошо. Вести Джина отличные - можно только радоваться полезным трудам всей семьи. Не только он, но и жена его, и сын преуспевают. Катрин и Инге пишут об издательстве - отчёт весьма утешительный. Жаль, что судьба Спенсера не так слагается, как хотелось бы. И Катрин, и Инге обе сердечно и восторженно говорят о Ваших трудах и преуспеяниях. Так ценно слышать отзывы сотрудников.

Долетели сейчас вместе два Ваших письма от 13-го февраля и от 6-го марта. Как видите, я отмечаю числа каждого Вашего письма, и из этого Вы знаете, какие именно и когда Ваши письма дошли. С Уидом Вы действуете правильно. Всё-таки он уже много помог, не так как другие директора. Может быть, он окажется и ещё полезнее в будущем. Сами знаете, как мало людей!

Вы правы и с устройством лекций - они дорого стоят и хлопотны. Уже писал Вам, предлагая сделать постоянную выставку в помещении АРКА, где иногда Вы можете беседовать с группами. Будет и сердечно, и внимательно. Впрочем, Вы уже так и поступаете, и, как видно, с успехом. Учащиеся и учительницы - прекрасная аудитория, и так могут слагаться новые, добрые отношения. Лекция бывает холодна и скучна, а групповая беседа вносит интимность, душевность. А ведь в Нью-Йорке столько школ! Сколько полезных сведений о Руси можете заронить в сердцах молодёжи! Это уже не политика, а человечность и культура.

Хорошо, что имеете глаз за грабителями, - нужно быть в курсе их мрачных ползаний. Они являют такой поразительный пример вандализма, и можно только удивляться, что общественное мнение так легко примиряется с
вандалами. Даже и Брэгдон, хотя и протестует, но шёпотом - в подушку.
Будем ждать Ваш отчёт АРКА. Конечно, Вы пошлёте его в ВОКС и предложите им опубликовать его в местной прессе. Странно, почему они не отвечают Вам о 'Славе'? Ещё раз запросите - ведь они же получили манускрипт? Может быть, Леерер может поместить отчёт АРКА где-либо в прессе? Пусть больше знают о преуспеянии доброго дела.

Как жаль, что у Вас опять боли - это так нервирует, хоть бы электричество помогло. Теперь Е.И. вполне оправилась, но у Светика бронхит и тянется уже долго - печально. Ценим Ваш добрый отзыв о Дутко - она хорошая. Её перевод 'Великого Облика' уже появился в 'Twentieth Century'. Привет ей.

Любопытно, как существует Завадский - тоже не оправдал надежд. Любопытно, что письма Джина и Катрин от 24-го марта дошли 22-го апреля, а Ваше от 13-го февраля дошло лишь 2-го мая - где-то залежалось. Итак, действуйте 'с оружием Света и в правой, и в левой руке'.
Друзьям - душевный привет.
Сердечно,
Н.Рерих.

Родные наши,
Получили на днях письмо от Джина и Катрин от 24-го марта, а письмо Зиночки от 13-го февраля пришло лишь вчера - вероятно, из-за русского языка так долго лежало в цензуре. Зиночка могла бы иногда для ускорения получения писать нам по-англ[ийски]. Вижу, как огорчается Зиночка, что деятельность АРКА не может развиваться в столь широких размерах, как деятельность других организаций, обладающих миллионами. Но кто же из нас может стремиться к такой дешёвой массовой пропаганде! Нам дорого забросить здоровые семена в сознания молодых, детей и учащихся, но кому нужны сборища зевак и снобов, бегающих от одной новинки к другой. Я никогда не верила в продуктивность лекционных курсов. Душевные беседы с небольшими группами людей много полезнее. Прекрасны и выставки; наглядные примеры убедительнее целой лекции. Именно дорого воспитание молодёжи. Им доступнее устремление к утончению и к познанию, и красоте общений Надземных. Разве не радостно заронить зерно духовного устремления?

Итак, избегайте зевак, этих теней проходящих. Уберегитесь от такого обременительного балласта. Хотела бы сказать: избирайте в члены и сотрудники лишь трудящихся и горящих энтузиазмом, но, увы, - это было бы обречением Вас на полное одиночество. Понимаю, что некоторые имена нужны как реклама и символы, хотя они могут уявиться даже обузой. Итак, родные, действуйте жизненно практически, иначе говоря, целесообразно.
Отвечая на письмо Катрин относительно Agni Yoga Press, могу посоветовать избрать название самое простое: или указанное Agni Yoga Society, или Association. Считаю, что, по справедливости, президентом должен быть тот, кто больше всего потрудился над выходом новых книг. Остальные должности должны быть распределены как можно практичнее между теми, кто может уделить наибольшее время, дабы дело не тормозилось. Вице-президентов может быть и двое, и трое - как лучше. Сообразуйтесь с обстоятельствами. Важна деятельность, но не форма её организации. Что можно облегчить, пусть будет облегчено. От души смеялась, но и сочувствовала Зиночке, читая об оказанной ей помощи милейшим пожарным.

Именно большинство людей не имеют представления о величайшей ценности времени. Во многих местах следовало бы вывесить на самом видном месте изречение Петра Великого: 'Потеря времени - смерти подобна'. Да, человечество утратило наибольшую ценность своего 'человеческого' существования, именно дисциплину, что уявилось следствием утраты уважения к авторитету. Много пагубных следствий породила утрата уважения к авторитету; одно из наиболее вредных - это отсутствие соизмеримости, оно приносит духовное вырождение и разложение сознания.

Радовалась, что Зиночка нашла правильное отношение с обидевшим её лицом. Нужно стараться понять состояние сознания и настроения собеседника. Часто они говорят по настроению, навеянному посторонними причинами или вражескими советниками, всегда лучше не возражать, но выждать некоторое время, и тот же человек придёт к Вам в совершенно ином настроении и даже не будет помнить или, вернее, не поймёт нанесённую им обиду. Чем дольше живёшь на свете, тем больше видишь, как уявление обиды приносит непоправимый вред. Люди, как малые дети, сотворят зло и сами не понимают того, что сотворили, да и не помнят его. Более мудрым приходится считаться с такими привычками, потому так нужна приветливая сдержанность со многими.

Ученикам оккультных наук приходится проходить ступень, на которой они должны научиться не обижаться. Ступень эта очень трудна, ибо ученики, пришедшие к этой ступени, должны уже уявляться особо чувствительными к несправедливости, а тут приходится выявлять полное спокойствие и не таить неприязни к лицу обидевшему. Но и это преодолеть можно, если перед Вами ярко горит цель, к которой Вы стремитесь.

Относительно некоторых ошибок в 'Иерархии'. В русской копии в параграфе 366-ом на стран[ице] 167-ой вместо 'органическое и неорганическое' стоит 'ограниченное и неограниченное', конечно, в англ[ийской] копии перевод, соответственно, неправилен. Но в параграфе 264-ом в англ[ийской] коп[ии] правильно стоит буква 'А', ибо в переводе на англ[ийский] вещество это будет иметь заглавную букву 'А', а не 'С', как в русском. Также правильно в русской копии 'физическое соотношение вибраций', ошибка в англ[ийском] переводе. 'Умный Мир' соответствует ментальному, и в теософ[ских] книгах часто ментальный мир называется умным, так же как у нас говорится - 'умное делание', 'умная молитва' и так далее. Получила ещё копии 'Мира Огн[енного]', большое спасибо, но больше мне не нужно. Но зато очень хотела бы получить хотя бы ещё четыре копии 'Аум'. Ваши посылки доходят, но у нас дело с посылками очень затруднено. В некоторых местах психология здесь времён Махабхараты. Именно время здесь не существует. Обнимаю Вас, родные, сердечный привет [Софье Михайловне].
Сердцем с Вами,
Е.Рерих.

Телеграмму Вашу к 13-му февраля - не получили. Радовались успеху сына Джина, желаем ему походить на его отца и Дедлея. Что Спенсер? Зиночке электр[ический] массаж хорош, но, может быть, нужно найти ещё более подходящие вибрации? Светик поправляется от бронхита.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


18 мая 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

18.V.44
Родные наши,
Радостно получить письма Зины и Дедлея от 24 марта. К радостному памятному дню Вы собрали и ряд добрых сведений. Так сердечны оба письма, так душевны слова Дедлея о Свете. Именно к Великому Свету пусть возносится дух. Трудная жизнь человеческая озарится радостью Высшей Красоты. Вперед - к Свету! Все, что Вы сообщаете об АРКА, отлично. Пусть движутся выставки АРКА и по музеям, и школам, и всяким общественным учреждениям - всюду откроются новые хорошие сердца.
Спасибо Уиду за пожертвование 2000 долл[аров]. Безразлично, сделаете ли A[gni Yoga] Press как Общество или как Ассоциацию, - Вам на месте виднее, как лучше, как полезнее.

Радуюсь, что картины Святослава хорошо разместились - сколько их и какие именно? Альбуэрно я писал, и моё письмо мне вернули обратно. Непонятно, почему Вам можно с Юж[ной] Америкой переписываться, а нам нельзя? Передайте Альбуэрно мой привет. Удивляемся письму Эми - ведь Вы ей послали отчёт АРКА. Вот Вам и дружба народов! Когда же дойдут эскизы для Мясина? Когда же нечто провещится о 'Славе'? Почему по этому пункту ВОКС молчит, а работа АРКА ему, видимо, нравится. Когда возвращается Дутко? Не слыхала ли она чего нового?

Вы правы, что летние месяцы в Нью-Йорке для неё были бы тягостны. Но трогательно её стремление быть поближе к общей деятельности. Не даёт ли она уроки русского языка?
Читая письмо Дедлея, думалось, а ведь, пожалуй, скоро он по-русски напишет. Как идёт русский у Уида? Хорошо, что он отбыл свой срок и теперь может быть ближе к Вам, к АРКА.

Вы писали об остолопах, глумящихся над понятием Культуры. Если все зверства, сейчас происходящие, не образумили их, то это лишь свидетельствует, на каком низком уровне может застрять сознание человеческое. К сожалению, Ваше прискорбное наблюдение нам не ново. Недаром мы били в набат. Не без причины ссылались на признаки одичания. Не случайно печаловались о падении человеческом. Сколько очерков прошло в печати о различии цивилизации от Культуры!

Сколько раз восклицали, что цивилизованный дикарь есть самое отвратительное зрелище. Невежество цивилизации есть стыдное безобразие. Да, цивилизации нечего гордиться, когда в мире проживают многие миллионы неграмотных четвероногих. Вандализм вещественный ещё ничто перед рабством мысли, скованной невежеством. Знаем, как трудно Вам пробиваться сквозь лёд невежества. Отрицание, самое гнусное отрицание царит на всех концах Земли. Но тем священнее труд тех, кто защищает Культуру, кто несёт высоко свободное знание. Осознание такого почётного труда удесятеряет силы, превращает каждодневную работу в победоносный подвиг. Герой должен быть культурным деятелем. Герой после битвы будет истинным просветителем молодых поколений.
Сознательный герой растёт в грозе Армагеддона. Герои - в сражении, герои - целители и просветители. Пусть все герои - подвижники соберутся в дружину непобедимую и радостную. Высшая радость познания превратит и горе в светлое достижение. Да будет!

Вот отовсюду слышится стон от жестокости. Точно в мрачнейшие века инквизиции люди-звери измываются над своими собратьями. Вспыхнула жестокость, излечить от этой свирепой эпидемии может лишь Культура, глубоко осознанная. Да будет!

Не было ли у Вас сообщений с Рокуэлл[ом] Кент[ом] - у меня к нему доброе чувство. Кто такой Сикорский, поминаемый Вами? Пошлю Вам пароходным письмом несколько очерков - может быть, пошлете в Дельфийский журнал, а 'Любителей искусства' не передаст ли Брэгдон в 'Tomorrow' или куда-нибудь? Всякие такие меры Вам виднее на месте. Душевный привет всем добрым друзьям.
Сердечно,
Н.Рерих.

Очень огорчила нас телеграмма Дедлея о болезни Зины. Казалось бы, теперь в Америке столько электрических приспособлений и лучей против неврита, а на деле все эти врачи не очень-то действуют - ведь это так болезненно. Инкорпорация A[gni] Press как Общество полезна - чем проще, тем и лучше. Зина - президент. В числе директоров Уид. С ним Вас пятеро - Зина, Дедлей, Катрин, Инге. Как по местным законам проще, так и сделайте.
Сейчас Дутко прислала две свои статьи - очень хорошие - привет ей. Не знаете ли, где Осип Дымов - он работал в 'Новом Русском Слове' или в 'Русском Вестнике'. Приходят ли они в АРКА?

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.

************************************************************************************

ИЮНЬ

1 июня 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

1.VI.44
Долетели Ваши письма от 14-го апреля и письмо Джина из Атланты от 24-го апреля. Ужас, сколько больных - Зина, и С[офья] М[ихайловна], и жена Джина. Как теперь Ваши болящие? Надеемся, что всё ладно.
А у нас домашний лазарет продолжается. Не успел Святослав немного оправиться - то же самое началось у Е.И. Какая-то особая форма - среднее между трахеитом, бронхитом и коклюшем. Эта новая комбинация проявляется повсюду - как бы эпидемия армагеддонная. Конечно, уродливые, жестокие обстоятельства должны поражать и слизистые оболочки. Нельзя пять лет перегружать пространство взрывами без последствий. Очень томительно такое длительное воспаление, особенно по ночам. Теперь Е.И. лучше, но все ещё далеко не ладно. Замечательно, что эта новая форма повсеместна. Длится от одного до трёх месяцев.

Спрашиваете, как быть с инкорпорированием? Мы уже писали, что оно желательно и, чем проще - тем лучше. Главное - польза дела! Перевод
'М[ира] О[гненного]' хорош, и само издание хорошо. Всё, что пишете о деятельности АРКА, отрадно. Полезные люди будут приближаться. Также получен отчёт АРКА и 'Surway' с интересными фото. Конечно, в следующем отчёте Вы упомянете об этом номере 'Survey'. Отчёт АРКА очень хорош и внешне, и внутренне. Любопытно, что скажет ВОКС, получив этот отчёт? К сожалению, все такие обороты возьмут много месяцев. Для будущего отчёта заведите папку и накапливайте в ней все новости, и большие, и малые - потом легче составлять. Мало ли полезных запросов, телефонов, писем происходит - упоминание о них даёт ширину картины. Не отозвались ли почётные советники на отчёт? В какие газеты и журналы пошлёте? Всё это значительно и своевременно.

В 'Красной звезде' сообщается, что тенишевский музей в Смоленске разграблен. Там был мой эскиз 'Царицы Небесной' - значит, и ещё один покойник. Вероятно, и стенопись в храме тоже погибла. ТАСС прислал недавно вышедшую монографию умершего Рылова. В ней упоминается об уничтожении моих фресок Масловым1. Жаль, что Рылов не знал всей моей заграничной работы и даже не знал, что мы были в Москве в 1926-м году. Странно, до какой степени разъединены народы сейчас, вопреки всем путям сообщения. Видимо, Рылов не видался с Б[орисом] К[онстантиновичем], ибо ни о нём, ни о Степе не поминает, а ведь жили они в одном городе и долго вместе работали в Обществе Поощрения.

Если собрать всё, что писали обо мне Рылов, Грабарь, Бенуа, Маковский, Бабенчиков, Голлербах, Иванов, кн[нягиня] Тенишева, Дымов, Койранский, Бурлюк, Рудзитис, Л.Андреев, Кузьмин и другие за последнюю четверть века, какие противоречия окажутся. Где же тут разобраться постороннему читателю? А если ещё добавить иностранных писателей, то получится немалая энигма.

Вы писали, что вследствие спешного течения дел АРКА наша Академия оказалась в тихом русле. Вполне понятно! Сейчас АРКА должна спешить со своими утверждениями. Академии временно трудно, ибо много молодёжи отвлечено войною да и Вам не разорваться же на все дела. Ведь и помощников мало! Впрочем, в теперешнее переходное время - везде трудно. Конечно, такое утешение не очень-то утешительно, но, впрочем, 'нагружайте меня, когда иду в сад прекрасный' - давно Сказано.

В следующем [письме] подчеркните Ваши непосредственные сношения с ВОКСом, их оценку и пересылку им 'Славы'. Среди книг, имеющихся у Вас, должен быть 'Адамант', и Селиванова, и маленькая монография Корона Мунди. Пожалуйста, пришлите её шесть экземпляров.

Не остаются ли какие книги на складе у Катрин или в Либерти? Здесь есть спрос на Конлана - теперь скоро его текст появится в Аллахабаде, но люди хотят рижскую большую монографию. ТАСС прислал два номера московского журнала 'Славяне' - вероятно, и Вы его видели. Во втором номере (февраль) есть статья Юрия Окова (кто такой?) 'Среди русских в Америке' - прочтите, следует знать. Об АРКА то же самое, что и Вы в письме приводили. Не увеличить ли при случае число почётных советников? Радуюсь, что Ваши музейные изыскания успешны. Значит, 'Ведущая', по завещанию Пальмер, теперь в музее Коннектикута? Две картины 'Человечьи праотцы' и 'Берендеева слобода' после Бринтона - в Филадельфийском музее. Постепенно и ещё найдётся. Не было ли в Гарварде? Ценные сведения о Русском Искусстве накопятся. Прилетит это письмо к Вам уже в середине лета. Да будет Вам всем хорошо. Чуем, как трудно бывает. Из всех житейских решений избирайте самое простое - уж очень сложна сейчас жизнь. Привет всем Вам, всем друзьям.

Милые Джины, знаем, как трудитесь Вы на общую пользу, сколько добрых слов сеете Вы о единении, о справедливости, об истинном преуспеянии. И взойдут Ваши честные посевы, и загорятся новые молодые сердца. Милые Катрин и Инге, Вы неустанно трудитесь на пользу единения великих народов. Радуемся слышать от Зины, как Вы поддерживаете АРКА; и Зина, и Дедлей так ценят совещания с Вами. Великий двигатель - единение и доверие. Истинное добро возрастёт из Ваших общих достойных трудов. Милые Муромцевы, и Вы близки общему славному делу - дорого нам узнавать о Ваших сердечных беседах. Подходите ближе и крепче. Сейте добро во славу Народа Русского. Светло смотрите в будущее и чуйте Вы все наши сердечные мысли о Вас всех. Так и скажите душевно друг другу о единении, о взаимном доверии, о нерушимом сотрудничестве. И любите друг друга, помогите обоюдно всем, чем можете, а ведь сердце человеческое может многим чем помочь.

Сердечный привет,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
________________________________________________________


15 июня 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

15.VI.44
Родные наши,
Как Ваши болящие? У нас лазарет всё ещё не кончился. Светик почти поправился, но Е.И. всё ещё не может оправиться от кашля - особенно по ночам и утром. За эти дни болела и Рая. Был сильный гастроэнтерит. Но теперь она оправляется. Многое необычно. Вот и погода особенная. Ночью бывает всего 10 [градусов] Цельсия, и после полудня - ливни, вихрь, гроза, град. Для июня всё это необычно.

На днях выйдет второе издание Конлана. Попрошу друзей, не смогут ли они переслать Вам несколько экземпляров. Только подумать, что это письмо дойдёт к Вам к концу июля. Значит, Вы мыслите уже о будущем сезоне. Какие события происходят! И какие ещё произойдут, пока долетит письмо. И подвиги, и ужасы, и горе - только счастье ещё не брезжит. За пять лет ужасов что сделается с сознанием человеческим? Кроме самой войны - разорение, разруха, эпидемии, одичание... И чем же залечивать все эти несносные раны? Только развитием Культуры. Война подтвердила многие старые истины. Между прочим, события ещё напомнили, что одни защитные действия, без наступательных, ведут к поражению. Как бы ни были укреплены защитные силы, они всё-таки будут сломлены, если не смогут перейти в наступление. Суворов знал ценность наступления.

Так и во всём, во всей жизненной борьбе. Во имя блага будьте воителями. Не сидите взаперти за стенами крепости, но выходите бодро в чисто поле. Пусть каждая разрушительная злоба получит удар заслуженный. Спасибо Валентине за её статью 'Общее благо'. Пусть она сеет такие добрые зовы. Ведь кто-то и где-то усвоит её призывы. Наверно, она никогда не узнает, кому помогли её писания, - это общая участь. Но тоже знаем, что где-то добрый посев даст всход и урожай. Вот если бы побольше таких сотрудников, и каждый на своей ниве утвердил бы добро.

Нельзя ли от Д[утко] узнать побольше о её свидании с Б[орисом] К[онстантиновичем]? Ведь нужно же как-то раскрыть сию тайну. Не мог же Б[орис] К[онстантинович] провалиться беспричинно! Юрий получил письмо Зины. Так хочется, чтобы его посылка дошла и получились бы следствия. А то точно в пропасть всё проваливается. Приложение - 'Славяне' перешлите председателю Всеславянского Комитета. Лучше пошлите сами непосредственно и для ответа дайте адрес АРКА, скажите, что шлёте по моему желанию, и попросите подтвердить получение. Прилагаю адрес редакции журнала 'Славяне': улица Кропоткина, 10.
Вот Рим оказался примером, как Культура, Религия, Искусство являются подлинными охранителями. Среди ярых битв Рим невредим, ибо обе стороны не хотели его повреждать. Значит, всё дело прежде всего в добром желании. Знамя - Охранитель Культурных Сокровищ - незримо веяло над Римом. Даже жестокость и дикость преклонились перед высокими достижениями. Помните, некоторые невежды нам говорили, что во время военных действий ничто не спасёт памятники гения человеческого. Но вот достаточно было захотеть - и Рим невредим. Так и запишем о примере победы Культуры.
Вообще, все события лишь подтверждают, насколько наши предложения были своевременны и выполнимы. Итак, опять - вперёд и вперёд!

Передайте мой привет Норману Бел-Геддесу. Каков он теперь? О нём я сохранил добрую память. Друзьям, сотрудникам - душевный привет.
Сердечно,
Н.Рерих.

Председатель Всеславянского Комитета генерал-лейтенант Александр Гундоров, улица Кропоткина, д. ? 10, Москва.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

*********************************************************************************


1 июля 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

1.VII.44
Родные наши,
Ваша весточка к Юрию была от 24-го апреля, с тех пор писем не было. Конечно, и Зина была больна, и операция С[офьи] М[ихайловны]. А, может быть, и письмо пропало! Вот эскизы к 'Половецкому стану', по-видимому, ещё не дошли. Всё теперь необычно. Погода совсем особенная. После полудня вихрь, снег на горах, в комнатах 69° [по Фаренгейту], а сейчас пришла жара. Повсюду всё особенное. Немцы и японцы всюду побиваемы. Нормандия, Италия, Белоруссия, Карелия, Бирма, Тихий океан! Прямо поразительно, как сбываются ожидания.

Я всё-таки ещё раз написал Б[орису] К[онстантиновичу]. Может быть, дойдёт?! Может быть, и Вы что-нибудь узнаете. Ведь Б[орис] К[онстантинович] сам начал переписку, и что же такое могло случиться с тех пор? Вот Юрий получил письмо от русского учёного из Лондона. Из письма видно, что тот пишет туда же, где Б[орис] К[онстантинович], и получает оттуда ответы. Премудрый Эдип, разреши сию загадку!

Как-то Вы спрашивали о здешних журналах, где я работал. Прилагаю список пятидесяти двух журналов и газет в Индии - в них писал я за эти годы. В некоторых - иногда, а в других ежемесячно, долгое время. Сеялись зёрна культуры, дружбы, взаимопонимания, сотрудничества. И никогда не знаешь, где окажется лучший урожай. Обычно нежданно поднимаются эти посевы.
Всё это Вы не раз испытывали. Значит, и в грозу, и в ливень спешите в трудовой путь, если знаете добрую цель.

Наблюдайте не только за грабителями, но и за их покровителем. Читаем о нём и улыбаемся - какие негодные средства! Я дал Ваш адрес некоему Тернеру в С[ент]-Луи[се], не пригодится ли? Пришлите парочку маленьких монографий Корона Мунди, хотя, видимо, многое теряется, но, может быть, дойдёт. А теряется не только заграничное, но и здешнее. Вал[ентина] Леонид[овна] прислала свою и мальчика фотографию - спасибо скажите от нас, когда будете писать. Интересно справиться в библиотеке Конгресса Нью-Йорка и других, какие русские журналы у них хранятся. Такие журналы, как 'Мир искусства', 'Аполлон', 'Весы', 'Золотое руно', 'Искусство и художественная промышленность', 'Художественные сокровища России', 'Искусство' (Москва), 'Старые годы', и другие отображают целую эпоху истории искусства. Если русские отделы в музеях и в библиотеках должны развиваться, то прежде всего всё касаемое до творчества Руси должно быть собираемо. Может быть, полезно от АРКА послать в библиотеки вопросный лист с перечислением названных журналов. Вся жизнь должна быть заботливо охранена деятельностью АРКА. Сейчас, когда столько разрушено и разграблено врагами, требуется особая бережность ко всему, что ещё возможно собрать на пользу будущих поколений. Так и занесите это моё заявление в анналы АРКА.

Вот уж и половина лета. Опять неустанно гремят русские победы. Неутомимость русская потрясающа. Поистине, будущий век будет русским веком. И все, кто приложится к этому веку, да будут благословенны.
Для Ваших сведений будет интересно, что в Туммапади Санджива Дев 14-го и 15-го июня прочёл две лекции 'Р[ерих] - победитель тьмы и инерции' и 'Р[ерих] - преобразователь Хаоса в Космос' (по-тамильски) в местном Обществе Друзей Советского Союза. Мысли наши с Вами, милые дозорные. Пусть с Ваших вышек хорошее досмотрится. Привет, сердечный привет всем сотрудникам-друзьям.
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
________________________________________________________


15 июля 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку


15.VII.44
Родные наши.
Пришли письма Зины от 18-го мая и 28-го мая. Душою болели мы, читая о болезни Зины и С[офьи] М[ихайловны]. Как это всё прискорбно. Обеспокоило нас и письмо Катрин от 1-го июня. Пишет, что Зина выглядит очень утомлённой, а С[офья] М[ихайловна] очень болезненной. Всё это печально. Спасибо доброй Леерер за её сердечное письмо. Вот таких бы сотрудников, а то всякие старосёлы - только чучела. Не удивило нас известие о Лансере, Грабаре, Юоне - говорят, что зависть родилась раньше человеческого рода. Как раз об этих трёх я очень хорошо писал, а в своё время и добро им делал! Пришлите их писанину.

Какая чепуха с мясинскими эскизами!! Вы правы, указав, что консула здесь нет и, пока мы обернёмся с ним, пройдут месяцы. Поэтому спешу теперь же послать invoice и свидетельство оригинальности, подписанное здешним магистратом. Пока, может быть, и оно поможет. Пишу кратко, чтобы письмо скорее до Вас дошло. Спасибо Муромцеву за холст и краски - конечно, краски в порошке. Сколько они стоят, почём холст? Сообщим дальнейшее, как только получим эту посылку.

Из США пришло приглашение биософов подписаться на их журнал, и кого же видим во главе их списка? - хоршевского покровителя. Надо их опасаться! В аллахабадском клубе Рабиндранат Деб читал и напечатал лекцию обо мне - вот ещё новый друг. Кто он? Ещё не знаю. Такие самородки бывают очень интересны. Вот бы и к Вам такие же помощники. Между прочим, когда я писал Вам о заместителях, имелась в виду Картинная корпорация, а не издательство. По-видимому, Катрин думает, что имелось в виду издательство, но я писал именно о Картинной корпорации, чтобы ещё крепче оградиться от зловредного трио. Так и сделайте, не откладывая. В своё время и Сутро, и Стокс очень вовремя подумали о заместителях в shares.

Относительно выборов - размещайтесь, как удобнее. Мы уверены, что Вы сделаете как лучше по местным условиям. Нам писали из Карачи, что было московское радио, астрономы установили, что жители Марса усиленно ищут сношений с другими планетами. Не слыхали ли Вы чего о такой 'сенсации'?

А победы гремят, и скоро та 'Слава' окажется устаревшей. Потребуется писать о новой, великой Славе. Вы хорошо делаете, продолжая сношения с ВОКСом. Если и происходят, как Вы пишете, временами перебои и неразбериха, то ведь время-то какое! Вся планета - в перебоях! Токи тяжкие, потому всячески берегите здоровье, не переутомляйтесь. А Вы скажете, а как же быть-то? Откуда людей взять? Да, насчёт людей всюду плохо. Тяжка ноша мира сего. Да будет же Вам хорошо. Да будет Вам и всем друзьям получше, полегче.
Н.Рерих

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

***********************************************************************************


АВГУСТ

1 августа 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку (1 августа 1944 г.)

1.VIII.44
Родные наши,
Прилетело письмо Ваше с письмом И.Гр[абаря]. Всё это весьма показательно и, вероятно, беседа с Базыкиным даст новые горизонты.

Спешат события, и дозор особенно нужен. По письму Вашему видим, что Вы всё это учитываете. Хорошо, что староселье отчалило. Никакой пользы оно не приносило. Только прочли, что хоршевский покровитель не будет избран. Это тоже показательно - так и должно было случиться. Особенно нужно теперь наблюсти, чтобы при уходе не произошло вредительства. Во всяком случае, вещи задвигались. Хорошо, что Вы делаете постоянную выставку в помещении АРКА. Это ещё больше централизует деятельность и даёт Вам возможность новых бесед и сближений. Так и объясните, что это делается во благо. Конечно, при случае могут быть и выставки вроде устраиваемых нашей доброй Леерер, если они не вызывают особых трат и хлопот!

Святослав пишет о своей выставке. Воображаем, сколько Вы имеете значительных местных сведений. Наблюдайте - всё это показательно. Русские победы прямо поразительны! Каждый день занимаются сотни мест - какая неистощимая энергия! Не было ли вестей от ВОКСа? Странно, что из посещения Д[утко] ничего не вышло. Странно, что Б[орис] К[онстантинович] не воспользовался такой оказией. Послали мы телеграмму к столетию со дня рождения Репина - авось дойдёт. События спешат. С прошлым письмом мы послали Вам invoice и сертификат об оригинальности эскизов 'Половецкого стана', засвидетельствованные местным магистратом. Теперь мы достали консульские бланки, заполнили их и послали в Бомбей через одного приятеля, там живущего. Просили, если консул подпишет, переслать воздушной почтой Вам. Посмотрим, как выйдет - бывает много рутины. Вообще, эти злосчастные эскизы! И здесь, и у Вас только хлопоты причиняют, будем надеяться, что в конце польза получится.

Глубоко понимаем, как Вам трудно на безлюдье. И даже те, кто мог бы сотрудничать, - где-то за городом. Но события спешат, а с ними и многое поспешит. Хоть бы болезни Вас не тревожили!
Приветы всем добрым друзьям.
Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
__________________________________________________________


15 августа 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

15.VIII.44
Родные наши,
Писем Ваших за это время не было. Вообще уже более недели у нас не было ни почты, ни телеграмм. Прямо водное бедствие - на дороге неслыханные обвалы, снесено тридцать два моста, а далее - три железнодорожных. Убиты люди и животные. Говорят, что даже временные исправления потребуют не менее месяца. Дошло ли моё письмо в Карачи для консула? Не могут Вас притеснять со сроками, когда происходят такие бедствия. Что поделаешь, когда почта скончалась. А ведь городские жители и не представляют себе таких негаданных бедствий. За наше время здесь ничего подобного не случалось.

От Рокфеллеровского музея прислали просьбу о пожертвовании. Если уж Рокфеллер просит о пособии - такое особенно забавно. С эскизами волокита продолжается. Бомбейский консул отказал, теперь мы послали в Карачи - вот тоже напасть! Бомбейский консул нашёл причину своего отказа в том, что Наггар принадлежит к Карачи. Консул неправ, ибо мы всегда посылали картины через Бомбей. Посмотрим, что выдумают в Карачи. Любопытно, что понудило староселье именно теперь отчалить? Факт хороший, но почему посреди лета? Нет ли в этом чего-то показательного?

Не знаем, дошли ли наши телеграммы в Москву к репинскому столетию и к Грабарю. Назад не вернулись. Впрочем, теперь многое, даже заказное, назад не возвращается, но и ответа нет. Не знаешь, где и что пропало?! Если Мясин захочет фотографировать эскизы - разрешите, но тогда нужно стекло снять. Не раз слышали: 'Отчего не снимите хороших фото с картин'? Сами знаем, насколько картина искажается скверными снимками, лучше и вовсе не снимать. Но ведь в наших горах нет ничего, да и в городах здешних фотографы неудачны. Постоянно слышим - нет ли фото с последних картин, а где их взять?

Воображаю, сколько у Вас сведений о хоршевском покровителе, ведь и Джин может о нём слышать да и сказать. Теперь столько поворотных рычагов задвигалось - только усмотреть. В Археологическом Институте были две моих картины - 'Три меча' и 'Менгиры'. Так как там, наверно, публика археологическая, то попросите их к себе на выставку, а там, может быть, у Вас и останутся.

Мои листы 'Подвиг', 'Крылья Победы', 'Сибирь' идут в южноиндийской газете - так расходятся добрые слова о русском народе и творят новых друзей. Непонятно, почему Вы не получаете сведений о 'Славе'? Если, по нынешним обстоятельствам, её не могут печатать - то нужно известить. Может быть, мы могли бы издать её в другом месте! 'Слава' для доброго дела предназначена.

Придёт к Вам эта весточка уже на шестом году войны. Подумать только, что пойдёт шестой год человеческого братоубийства! Но пусть это будет последним годом. Пусть Вам будет получше среди всех трудов и треволнений. Да будет Вам хорошо! Да будет миру хорошо!
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Сейчас получили Вашу телеграмму об invoice'ах. Действуем, ждём ответ из Карачи.
Сию минуту дошло Ваше письмо от 29-го июня (первое после перерыва). Грустим о болезни С[офьи] М[ихайловны] и жены Джина. С сердцем шутки плохи, может быть, организм переработает бациллы. Вы правы о Мясине и Купере. Имена хорошие, но убеждений их совершенно не знаю.

О 'Весне священной' подожду письма Мясина. Леерер, видимо, очень полезна. Базыкин, может быть, просто не приезжал в Нью-Йорк. Вот бы представитель Вильденстейна устроил выставку Святослава у Вильденстейна. О Мусоргском, кроме моей статьи у нас, не найдётся сведений.

Привет Дутко. Жаль, что теперь все пересылки так трудны. Думается, что декорации и костюмы 'Весны [священной]' не были пересланы в Мастер-Институт. Вы об этом в своё время слышали бы. Воображаю, как Вы и Дедлей утомлены! Чуем это, и шлём Вам, нашим милым, наши сердечные мысли,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
________________________________________________________

СЕНТЯБРЬ

СЕНТЯБРЬ

1 сентября 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

1.IX.44
Родные наши,
От Вас не было вестей, впрочем, последнее письмо было от 28-го июня - значит, и следующего ещё не могло быть. Дни полны событиями. Развязка войны приблизилась. Значит, и новое будущее приблизилось. И в самые трудные дни будем твёрдо мыслить о светлом будущем. Мы всегда о нем знали. По-видимому, консул в Карачи даст invoice, и пакет будет Вам послан воздухом прямо из Карачи. Заказным пакетом я выслал Вам пять листов (декорации и костюмы) к 'Весне священной' для Мясина. Прилагаю здесь копию моей декларации - может быть, она Вам потребуется. Вы писали, что менее ста долларов не нуждается в консульском invoice - значит, здесь invoice'а не нужно. На почте пакет приняли без возражений; будем надеяться - назад не вернётся. Когда будете передавать Мясину 'Весну [священную]', напомните ему, что идея этого балета была моя, и потому я получал в Париже гонорар не только как художник, но и как либреттист. Последний такой гонорар получил в Париже по моей доверенности Святослав. Как Вы знаете, 'Весна [Священная]' посвящена мне - так значилось и на нотах. Всё это любопытно, ибо впоследствии Стравинский где-то писал, что всю идею этого балета он задолго видел во сне. Вдова Нижинского где-то уверяла, что Нижинский видел ранее во сне этот балет.

Итак, получилось какое-то таинственное царство 'снов'. Вот как бывает! В моём записном листе 'Зарождение легенд' я вспоминал эти житейские курьёзы. Но не мешает напомнить истину Мясину - может быть он под каким-то ложным впечатлением. Само собой разумеется, что я тревожу старые воспоминания лишь ради истины, а вовсе не для гонорара либреттиста.

Вероятно, Мясину для Мексики потребуются правильные биографические сведения, пожалуйста, дайте ему. Из Аллахабада сообщают, что они готовы немедленно издать 'Himavat', если только удастся достать разрешение на бумагу. В отчёте АРКА можете помянуть, что в прессе Индии прошли мои следующие статьи, посвящённые русскому народу: 'Подвиг', 'Киев', 'Новгород Великий', 'Горький', 'Толстой и Тагор', 'Напутствие', 'Гоголь', 'Пушкин', 'Россика', 'Русская женщина', 'Талашкино', 'Державин', 'Мусоргский', 'Дягилев', 'Театр',
'Культура', 'Московский Художественный театр', 'Станиславский', 'Монголия', 'Любители искусства', 'Подземные сокровища', 'Крылья Победы', 'Сибирь', 'Слава', 'Русское искусство'. Все эти очерки появлялись в различных изданиях, а иногда по два-три раза, и таким путём множество читателей было осведомлено, и творились друзья русского народа. Ведь Культурная ассоциация должна проявляться повсюду. Пусть верные зёрна дают добрый урожай!

Посылаю Вам прекрасную статью Ильи Эренбурга ('Правда') 'Мысли о будущем'. Все мы порадовались. Тоже пригодилась бы она для АРКА. Вот нашей милой Валентине перевести бы её. И в Америке, и в Индии такая статья принесёт много пользы.

Знают ли люди о постоянной выставке в АРКА? Новые друзья придут. Был ли Базыкин? Впрочем, у них теперь столько заседаний и комиссий! От Б[ориса] К[онстантиновича] по-прежнему ни слова. Неужели визит Д[утко] пропал без пользы? Как у Вас-то? Думаем и жалеем. Но события поспешают. Да, да, да, скажите друзьям наши душевные приветы.

Сердечно,
Н.Рерих.

Опять, за час до отправки, прилетело Ваше письмо от 23-го июля. Видимо, все адвокаты одинаковы и главное их занятие - портить дела! Хорошо, что Вы зорко следите за разными толками - всё это нужно знать. Привет Мясину; его желание исполнено - эскизы уже в пути. 'Благословенны препятствия - ими растём'.

Может быть, в Коннектикуте инкорп[орация] лучше пройдёт.
Маленькой монографии Корона Мунди должно быть много - ведь её было 5000.

[Приложение]

ВОКС

'Издательство 'Китабистан' в Аллахабаде к семидесятилетию академика Рериха выпускает 12-й том его сочинений под названием 'Химават' в пользу Русского Красного Креста. В различных журналах и газетах Индии широко разошлись очерки академика. Среди них 'Подвиг', 'Великий Новгород', 'Горький', 'Толстой и Тагор', 'Напутствие', 'Гоголь', 'Пушкин', 'Россика', 'Русская женщина', 'Державин', 'Мусоргский', 'Дягилев', 'Театр', 'Культура', 'Московский Художественный театр', 'Станиславский', 'Монголия', 'Любители искусства', 'Подземные сокровища', 'Русское искусство', 'Талашкино', 'Сибирь', 'Крылья Победы', 'Слава' и др[угие]. Все эти очерки появлялись в различных изданиях, а иногда по два, по три раза, и таким путём осведомлялось множество читателей и творились друзья. Из картин академика, приобретённых музеями Индии, целый ряд посвящён Руси: 'Победа Александра Невского', 'Ярослав [Мудрый]', 'Борис и Глеб', 'Ранние звоны', 'Новая Земля', 'Новгородцы', '[Спас] Нередица', 'И [мы] открываем [врата]', 'Победа' и др[угие]. На выставках прошли 'Микула', 'Святогор', 'Настасья Микулишна', 'Мстислав Удалой', 'Богатыри проснулись', 'Великан' и др. Академик Рерих и его сын Святослав пожертвовали на Русский Красный Крест 500 англ[ийских] фунтов и 107000 рупий на военные нужды. Королевское Азиатское общество в Бенгалии в трудах своих издало исследование Юрия Рериха о Гессер-хане и сопроводило его воспроизведением картины академика 'Меч Гессер-хана' (к юбилею Монголии). Так в Гималаях творится культурное русское дело.

Индия отметила 70-летие академика изданием в Тривандруме (Траванкор) иллюстрированной книги 'Гурудев Николай Рерих'. Текст П.Тампи. Предисловия больших художников Индии: Азит Кумар Халдар, Биреевар Сен, Рой Чаудхури.

Наш друг великий художник Николай Рерих всегда несёт знамя красоты, даже тогда, когда мир, по-видимому, катится к варварству. Его мысли об искусстве летят так же, как и его мастерские образы, посвященные Гималаям, и мы благодарны ему за его колоритную эпику гималайских снегов. Он прирождённый художник... Рерих - первый русский посол Красоты, он принёс в Индию бессмертный завет искусства, и мы признательны ему за его неустанное сотрудничество в сближении души России и Индии' - так писал недавно известный ученый Индии Калидас Наг.
'Ваша жизнь - посвящённая, и я надеюсь, что Вы будете надолго сохранены, чтобы продолжить Ваше служение Культуре и Человечеству' - так кончает одно из последних писем к Рериху Рабиндранат Тагор.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_________________________________________________________


15 сентября 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

15.IX.44
Родные наши.
Спасибо за Ваше письмо от 5-го августа. На каждом моём письме я помечаю числа Ваших писем, и, таким образом, Вам легко судить, все ли Ваши письма дошли. Но срок оборота писем очень велик - от трёх до четырёх месяцев, принимайте это во внимание. Вы получили нашу телеграмму с приветом Кусевицкому к его семидесятилетию - значит, мы ровесники. Там же сообщили мы о том, что пресловутые invoice'ы наконец высланы воздушной почтой шестого сентября из Карачи Вам. Будем надеяться, что дойдут вовремя - во всяком случае, телеграмма о высылке их - уже доказательство.

Прилагаю на всякий случай и заверения нашего магистрата об эскизах 'Весны священной'. Хотя, как Вы ранее писали, они и не потребуются. И эта посылка не без хлопот. Пакет вернули из Бомбея с требованием прислать удостоверение от торговца (дилер) - такая чепуха! Наш бедный почтмейстер совсем с толку сбился, посылая взад и вперёд оборванные, грязные пакеты. Неужели опять вернут?! Наверное, Мясин не представляет себе все эти нелепые затруднения. Мало того - сделать эскизы, мало того - заплатить за посылку, но ещё нужно претерпеть всякие необъяснимые нелепости! Спрашивается, при чём тут торговец-дилер! Вот и холст от Муромцева всё ещё не пришёл, а ведь сколько месяцев уже прошло! Не пропал ли?! Радуемся Вашим сведениям об АРКА - истинно, полезная, добрая, хотя и каменистая пашня! Конечно, полезно включить издательницу 'Tomorrow' в число поч[ётных] советников, но сочувствует ли она? Сколько всяких праздноболтающихся, а как только дойдёт до дела, все они прячутся по своим норкам. Попытайте! Сколько сейчас личностей, которые сейчас якобы выказывают дружбу ко всему русскому, но в глубинах своих шепчут иначе. Всяко бывает!

Вы, вероятно, читаете журнал 'Times' - много любопытных осколков. Видели ли от пятого и пятнадцатого мая? Из ТАССа получили мы 'Известия', 'Правду', 'Красную звезду', 'Журнал Московской Патриархии' и 'Славяне'. Может быть, и АРКА получает эти материалы? Рано или поздно ВОКС должен Вам ответить о 'Славе'. Интересно, что Б[орис] К[онстантинович] давал кому-то читать часть этих статей и писал, что эти читатели были в восторге. А ведь он знал, кому давать. Куда же теперь Б[орис] К[онстантинович] пропал? Хорошо, что напоминаете о нём Валентине - привет ей! Итак, 'per aspera ad astra' - преодолевайте и восходите. Спасибо Джину за весточки. Преоборет жена его нездоровье. Всем друзьям сердечный привет. Неустанно будьте на дозоре. Дни событий!
Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


ОКТЯБРЬ

1 октября 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

1.X.44
Родные наши,
Пришло письмо Ваше от 12-го августа. Теперь Вы уже знаете, что invoice'ы и свидетельство об оригинальности Вам высланы и от консула, и от магистрата. При этом консул письменно заявил, что в случае суммы меньшей ста долларов никакого invoice'а не требуется - заявлено письменно.
Валентина прислала свои отличные статьи. Она талантлива. Привет ей душевный - сеет добро, а в этом сейчас такая нужда. Вот если бы она жила от Вас поблизости! Наша милая Магдалена Леерер прислала к моему рождению трогательное письмо с очень хорошим воспроизведением Майтрейи. Оказывается, она хороший график. Передайте ей наш сердечный привет - вся моя американская корреспонденция идёт через Вас. Магдалена сообщает, что композитор Льюранс посвятил мне своё последнее произведение и посылает его. Наверно, ноты идут пароходом и нельзя ждать их скоро. Вот и холст от Муромцева всё ещё не дошёл. Последний номер 'Times' пришёл в миниатюрном виде - значит, везде не хватает бумаги. Здешние журналы тоже усохли до неузнаваемости. А ведь это знак печальный - война идёт к концу, а тут и культурные проявления тоже пошли к концу! Казалось бы, тут-то о культуре и вспомнить, а между тем она-то и усыхает. Конечно, война всюду внесла одичание, но всеми лекарствами нужно бороться против такой опасной эпидемии.

Человек так склонен к одичанию. Прискорбно! Сколько же миллионов лет ещё должно пройти, чтобы сознание человеческое окультурилось. Кроме дикости ещё вспыхивает изуверство. Такая эпидемия очень губительна. Культурные ячейки - как малые островки среди бурного океана. Того и гляди, что зальёт и смоет достижения. Помните, как во время одного землетрясения в Японии остров со старыми храмами окунулся в пучину и вынырнул голый-преголый. Ничего не осталось! Хорошо, если уцелевший человек умеет смотреть лишь вперёд.
Опять-таки 'благословенны препятствия - ими растём'. Через все океаны чуем, как Вам нелегко. К тому же все сотрудники иногородние, а письмами не всегда удастся сообщиться. Да и все ли умеют отвечать немедленно. Нередко даже у хороших людей письма-ответы залеживаются. Но всё это надо преобороть. Иногда кажется, что говоришь, как в подушку, и никто не слышит. А потом вдруг окажется, что ветер унёс зёрна далеко и взошли они в самом нежданном месте. Жизнь!
Псалмопевец сказал: 'Очи мои возвожу к горам, откуда придёт помощь моя'. Да - от гор! Иногда мы толкуем: от кого из друзей из освобожденных стран придёт первая весточка. Думаем, от того или от другого. А на деле может быть от совсем неожиданного.

Сейчас опять вернулись из Бомбея злосчастные эскизы 'Весны священной' с требованием удостоверения от какого-то мифического торговца (дилера). Вернулись в изодранном виде. Прямо сумасшествие какое-то! Вот Вам и Культура! Опять прибрали мы пакет и послали в Бомбей одному приятелю, чтобы он лично побывал в 'учреждении' и попытался уладить всю нелепость. Сколько людей приходится беспокоить, сколько переплачивать - наверно, Мясин не воображает, через какие ущелья нелепости проходят безобидные эскизы. А вернулся пакет в таком ужасном виде, что даже доска была расколота. Прямо беда, точно через лапы вандалов прошёл!

А события так и спешат! Индийская Академия искусств и литературы просила меня вступить в неё. Полагаю, что сейчас все культурные силы должны объединиться для борьбы против невежества. Так и Вы все, наши милые, всеми силами поддерживайте светлое единение. Да будет Вам хорошо. Радуюсь директорству Мясина. Пусть и ещё подойдут даровитые люди. Пусть жалкие злопыхатели гибнут в своем яде. Добро всегда победит. Добро не тлеет, правда не ржавеет.
Прилетела Ваша добрая телеграмма. Книги вышли удачно, глазная операция удачна. Пусть всюду будет удача.

Сердечно,
Н.Рерих.

Ваша телеграмма, родные, истинно, принесла радость. Будем ждать добрую весть и о милой Жанете. Из новых напечатанных книг пришлите нам только 'Сердце', и не больше трёх или четырёх копий. Спасибо большое за рецепт глазных капель. Я сейчас пользуюсь иногда новым средством 'оптрекс', оно очень неплохое. Моя беда в том, что мне нужны новые очки, но иметь их здесь трудно из-за отсутствия настоящих глазных врачей. Но теперь уже недолго ждать, и можно будет подобрать их в Европе. Ведь мы вступили в последний год войны в Европе. Не слыхали ли нового из враждебного очага? Провал их друга Глина должен отразиться на их положении. Обнимаю Вас, родные, радуемся каждой весточке от Вас. Пошлите привет Валентине Д[утко], её статьи прекрасны - то, что нужно. Подумать только, сколько подобных статей, имея книги Учения, могла бы писать в своё время Франсис! Но легкомысленная душа упустила все возможности. Ещё раз обнимаю Вас, Зиночку.
Всем сердцем,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


15 октября 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

15.X.44
Родные наши,
Спасибо за письмо от 31-го августа. Много в нём неожиданностей. Какая именно болезнь Б[ориса] К[онстантиновича]? Не сообщит ли Д[утко], в чём дело? И с какого времени Б[орис] К[онстантинович] в госпитале? Удивителен эпизод с Валентиною. Всё это печально! Может быть, были и какие-нибудь иные причины? Общество А[гни]-Й[оги] начните спокойно. Пусть приходят, беседуют - без хлопот. Жалеем о Ваших сведениях о Мур[омцеве]. Ничего не поделаете. Получены два пакета холста от Муромцева. Большая радость. Холст хороший, очень пригодится. Взяли сорок одну рупию за пошлину, какая же цена самого холста? Напишите. Краски оказались масляные, а я употребляю для темперы в порошке - эти Светику для масляных картин будут хороши. Если бы Мясин заплатил - можно за холст отдать. Отсюда денег невозможно переслать.

Получено разрешение на издание 'Himavat'. Условия следующие: 1) Печатать не более тысячи экземпляров. 2) Книга должна содержать не более 350 страниц. 3) Страница не более как 5 1/2 на 3 1/2. Такие условия, ещё при пожертвовании Р[усскому] Красному Кресту. Далеко не уедешь при таких ограничениях. Наверно, кое-что придётся и сократить.
Спрашивается, в какой части книги делать вивисекцию? Из 'Россики'? Из 'Химавата'? Из 'Мир через Культуру'? Из 'Искусства'? Пожалуй, опять искусство пострадает, часто этим кончается. Нужно помянуть, что и такое разрешение было дано по личной любезности.

При Десаре (осеннем празднике) ряд статей появился: в 'Свободной Индии' - 'Сокрытые сокровища', в 'Hindustan Standart' - 'Любители искусства', в 'Twentieth Century' - 'Судьба', в 'Заре Индии' - 'Письмена Азии'. Так, и в трудные для печатного слова дни всё-таки звучит зов о Культуре. Второе издание Конлана сейчас напечатано. Вещь в сто страниц печаталась с марта. Может быть, Вам удалось узнать что-нибудь о 'Славе'? Грабарю я напоминал о ней, но неведомо, дошло ли моё письмо. Вот уж подлинно: 'Тесна моя улица'. Маленькие монографии 'Корона Мунди' ещё не получены. Наконец получили уведомление из Бомбея - экспортное разрешение на посылку эскизов получено, но теперь новая нелепость! Банк должен поставить свою печать на пакете. К чему? Это уж вроде 'сатанинской печати'! И когда человечество изживёт этакие нелепости! Эскизы балета - под печатью банка!! 'Весна священная' - и бухгалтерия! Ведь какие люди даже не поверят! 'И смех, и слёзы'! В вихре жизни всё нежданно. Самые неожиданные газеты отметили моё семидесятилетие. Радуемся, если Вам удастся хоть несколько дней отдохнуть. Надеюсь, что ВОКС когда-то ответит на Ваши вопросы. Привет сердечный друзьям.

Духом с Вами,
Н.Рерих.

Родная моя Зиночка,
Очень, очень тяжко было узнать о трагическом уходе молодого моряка. Будут ли когда уявлены все обстоятельства, приведшие к такой печальной и, видимо, неожиданной развязке?
Зиночка спрашивает меня, что думаю я о нашей новой другине? Несомненно, она очень даровитая природно, но, будучи во цвете лет, она, конечно, ещё не изжила всех земных притяжений, уявленных на пути талантливой и привлекательной женщины. Она любит так называемую красоту жизни, иногда весьма пошлую; земные притяжения сильны, она борется с ними, и я знаю, что ей нелегко; но всё же сердце её полно порывов к истинно Прекрасному и Возвышенному. В её нескольких письмах ко мне я остро чуяла в ней эту борьбу, и в ответах моих я старалась поддержать её на мыслях о расширении сознания и совершенствовании её дарований.
Её последнее письмо ко мне от 28-го июня было полно восхищения и преклонения перед светлым обликом Рамакришны, который сливался в её сознании и сердце с Христом. Я радовалась такому правильному направлению и снова подчеркнула в своём ответе значение и красоту высшей формы любви и направила её к чтению биографий Мистиков, стоящих, как прекрасные Вехи, на пути к Высшему Общению. Она ведь находилась на ступени Зова, когда душа, приблизившаяся к Учению, идёт как зажжённый факел, полная радости новых духовных переживаний и откровений. Но она утвердилась на яром желании стать ученицей и сотрудницей, и тем самым она предоставила себя на испытания. И это, конечно, она должна была знать, ибо она имеет не только все книги 'Живой Этики', но читала и 'Чашу Востока'. Но беда в том, что мало кто из имеющих книги Учения и читавших 'Чашу Востока' отнёсся с должным вниманием и пониманием серьёзности уявленного в них предупреждения подходящим к Учению. В последних двух письмах в 'Чаше Востока' сказано: 'Испытания неизбежны, и метод испытания следует системе Радж-Йоги, и результатом этого является развитие в ученике, в его темпераменте каждого зародыша добра и зла. Правило это непоколебимо, и никто не избегнет его, напишет ли он письмо или же в тайнике сердца сформулирует сильное желание знания и общения с Учителями. Именно, как вода развивает жар в негашёной извести, так Учение вызывает к ярому действию каждую неподозреваемую потенциальность в ученике...'

В моих письмах, которые она переводит, приведена страница, называемая 'Предостережение', написанная в своё время Е.П.Блаватской. Но, по-видимому, наша новая другиня не обратила внимания ни на какие предостережения, имеющиеся в изобилии в Учении, но увлеклась желанием создать в сознании настроение радости и, может быть, не совсем отдавая себе отчёта, что радость, охарактеризованная как высшая мудрость, мало похожа на радость, которая ожидается душами, не испытанными достаточно в жизни и не имеющими полного осознания своей ответственности. Я надеялась, что, неся в сердце любовь к Высшему Идеалу, она не допустит легкомысленного подхода к людям. Я предупреждала её об осторожности с душами неподготовленными, далёкими от понимания истинного смысла жизни и не могущими воспринять Учение Живой Этики. Но я не имела права оявиться ей наставницей, ибо я имела тогда от неё не более двух-трёх писем, сейчас имею только пять.

В последнем письме она упомянула о встрече с новой молодёжью из
Р[оссии], об их чистоте и уважении к женщине; на это я ответила, что я всегда знала врождённую чистоту русского характера, русской души. Циничное отношение к женщине, умаление и унижение её возможны только среди народов уходящих. У меня одна молитва - это, чтобы Россия соблюла свою вновь обретённую чистоту и не заразилась бы язвой пошлости и растления, разъедающей целые страны. Но, видимо, язва эта оказалась яро заразной и ядовитой... Закончила моё письмо словами: 'Будем бороться всеми силами духа с пошлостью, легкомыслием в мыслях и во всех жизненных проявлениях и утвердимся на несении подвига...', но, увы, слова эти долетели слишком поздно... Буду ждать ее письма. Спасибо Зиночке за предупреждение, и прошу не передавать ей ничего из сказанного мною о ней.

Е.Рерих

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

*********************************************************************************

НОЯБРЬ

1 ноября 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

1.XI.44
Родные наши,
За эти недели Ваших вестей не было. Неудивительно, ведь почта так нерегулярна. Пробую послать Вам Конлана и Тампи - насколько удастся, не знаю. Опять побеспокоил друзей. Даже странно подумать, что из-за такого пустяка приходится громоздить Оссу на Пелион. В 'Times' сообщалось, что Сааринен открыл в Мичигане Академию Искусств. Любопытно бы знать её и кто участвующие? Как архитектор он очень известен. Также сообщалось, что на аукционах прошли многие итальянские картины. Не слыхали ли, какие именно? Вообще 'Times' даёт немало интересных сведений. Вероятно, Вы его читаете. Там же мы прочли о позорном провале Уоллеса. Кажется, ни один из вице-президентов не бывал отставлен с таким скандалом. Последите о последующем. Там же мы узнали о новом, неотражающем, стекле. Что это такое? Для картин это была бы огромная находка.
Музей Современного Искусства прислал свои чудачества. Что за люди там засели?

Посылаю для Вашего архива копию письма Нандалала Боше - он лучший художник Индии. Наконец вышло второе издание Конлана. В калькуттском журнале 'Искусство и Культура' были отличные рецензии и на Тампи, и на Бабенчикова - всё это было бы полезно для Вашего архива. Пришли шесть маленьких монографий - большое спасибо. Если их много, вот бы ещё дюжину получить. Здесь они очень пригодятся. Впрочем, и у Вас, наверно, они идут.

Что же в Риге? Ведь там и картины, и книги, и целый ящик клише из Нью-Йорка. А где все друзья? Имеете ли новые материалы для АРКА? Неужели отсутствие ответов нужно объяснить беспорядком? А между тем обстоятельства всё усложняются, и Вы, наверно, это чуете.

Вот уже и снег на горах. Пока что осень гораздо холоднее прошлого года. По утрам 44° [по Фаренгейту]. Ещё одна военная зима - это уже последняя. Валентина пишет, что её муж будет заходить к Б[орису] К[онстантиновичу] и сообщать о здоровье. Спасибо за это внимание. Бедная Валентина, у неё у самой столько тяжких переживаний. Как здоровье Спенсера? Где он теперь? Вспоминаю, как он однажды в подземке услышал рядом знакомые имена. Оказалось, что два бандита толкуют о том, что публика слишком любит наш Музей и необходимо отвлечь её от Музея. Этакие мрачные бандиты! И не знали они, что школьник слышит их тёмные замыслы. Какой широкий заговор заваривался. Против русского дела. Ещё Бринтон предупреждал не верить искренности неких личностей и некоторых художников. Бандиты действовали, а друзья помалкивали да стеснялись. Вы были свидетелями, как безобразие совершалось. И теперь бандиты могут опять окрылиться. Необходимо досмотреть. Долетит к Вам эта весточка уже зимою, пожалуй к Рождеству. А за этот полёт столько событий произойдёт. Да, да - тяжка война, но ещё тяжелее 'шапочный разбор'. Заходят ли в АРКА новые? Или уже усыхает внимание? Все мы трудимся. Послал [монографию] Конлана в Москву - только дойдёт ли? Пусть будет у Вас всё ладно. Друзьям - душевный привет.

Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
__________________________________________________________


15 ноября 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

15.XI.44
Родные наши,
Спасибо за письмо от 23-го сентября. С ним вместе пришло письмо от 30-го сент[ября] о нелепых трудностях с эскизами. Надеемся, что Вы вовремя получили консульские инвойсы, посланные воздухом из Карачи. Прилагаю при сём подлинное письмо консула Мэси, из которого ясно видно, что для пакетов стоимостью менее ста долларов консульский инвойс не нужен. Свидетельство об оригинальности Вам было послано. Как хорошо Зина говорит, что лишь в труде можно преодолевать всякие смутные настроения. Труд - святое дело. Можно удивляться, что ВОКС не пишет и не отвечает на Ваши определённые вопросы. Ведь ВОКС так одобрял деятельность АРКА. В чём же дело? Без новых материалов Вы, конечно, не можете давать новые выступления. Для постоянной выставки АРКА ценно всё новое, иначе и приток посетителей иссякнет.

Удивительно! В 'Daily Mirror' несколько любопытных чёрточек текущего безумия. Податной инспектор запрашивает палача о предполагаемом доходе от казнённых! Пожалуй, первый раз в истории. Справедливо Джин замечает, что нынешняя цивилизация сама себя пожирает. Об уродствах 'цивилизации' много раз приходилось писать. Да и о массовых эпидемиях безумия. Вот немцы со своим 'гениальнейшим всех веков и народов' Гитлером - разве не умопомешательство? Все эти чудовищные суперлативы и неслыханные эпитеты - разве не массовое безумие? В истории бывали такие эпидемии. Хочется ещё раз написать о губительных массовых психозах. Культура трещит. Бывало, Селиванов говаривал, когда кто-то поминал мерзавцев: 'Не поминайте мерзавцев: Боткин услышит - на свой счёт примет'.

У нас уже 4° Цельсия - кругом снег. Томаты - наша лучшая еда - замёрзли. Огород прекратился. Видимо, зима будет сурова. А керосину нет, да и со свечами плохо. Валентина пишет, что Б[орису] К[онстантиновичу] стало настолько лучше, что его перевезли домой. Спасибо ей. Кем служит её муж? Может быть, и ещё будут вести о Б[орисе] К[онстантиновиче]. Я писал ему ещё два раза, но ответа не было. Впрочем, и телеграмма, и письмо Грабарю тоже без отклика. Пора нам научиться терпению. Будем помнить, что у наших корреспондентов имеются свои причины.

Хорошо, что Мясин примкнул к директорству АРКА. Насчёт издательницы 'Tomorrow' не знаю - она ведь трудная, да и взгляды её не ясны. Пришло доброе письмо от Джан из Либерти. Какие они славные трудящиеся! Хорошо, что здоровье её налаживается. Веронал надо отставить - вреден. Строфант хорош, но не преувеличивайте - лучше через день, а пару дней отдохните. С письма Джан марки были кем-то сняты. Воображаем, сколько писем искалечено или пропало. Вот Вы можете переписываться с Альбуэрно, а мои два письма были возвращены. Пришлось бросить дружелюбную переписку. Напишите ему об этом. И так сколько добрых, полезных нитей пресеклось. Многие из них уже не наладятся. Война - к концу, а трудности растут. Радовались, что Зина и Дедлей хоть несколько дней отдохнули, - ведь опять целая зима неустанного труда. Опять всякие человеческие изгибы и перегибы. Такова армагеддонная жизнь. Скажите наш сердечный привет всем друзьям. Да будет хорошо!

Сердечно,
Н.Рерих.

Родная моя Зиночка,
Надеюсь, что все недоразумения с получением эскизов закончились благополучно. Друзья в Карачи и в Бомбее сделали всё возможное, чтобы выполнить все требования, порой противоречивые и непонятные для нас. Все удостоверения должны прийти вовремя. Получила трогательное письмо от Жанет. Она права, думая, что мои посылки помогли ей. Я очень просила Вл[адыку] помочь ей и много думала о ней. Так хотелось бы укрепить её. Строфант чудесное средство, но не нужно злоупотреблять. Потому не советую Зиночке и Дедлею принимать его безостановочно. Он может перестать действовать, и придётся увеличивать дозу. Попробуйте принимать его через день или же по три или четыре дня в неделю, и только в случае некоторой слабости можно продолжить каждый день некоторое время, а затем уявить передышку.

Родная моя Зиночка решила мужественно бороться с унынием и усталостью, одобряю первое, но борьба с усталостью иногда бывает опасна, можно, как говорится, перетянуть струны, потому нужно уявить бережность к здоровью. Не всем можно это сказать, но Зиночке можно, ибо лень и желание уклониться от чрезмерного напряжения в труде по природе чужды ей - и это большое достижение. Правильно отмечено о вреде чрезмерной заботы о так называемом 'leisure' и 'good time' - этих двух растлителей современной молодёжи. Казалось бы, именно сейчас, в переживаемое нами тяжкое, безумное время, должно думать о развитии и усилении общего труда, ибо только в нем можно черпать силу пережить ужасы творимые. Именно в труде происходит нагнетение психической энергии - этого оздоровителя и целителя от всех моральных и физических недугов. Призыв к жертвенному труду должен стать лозунгом дня. Но труд должен быть понимаем широко, и труд умственный, сердцем отепленный, ускорит переустройство и восстановление равновесия в мире.

Где можно достать книги Макаренко, например 'Для родителей'? Отзыв Зиночки о них весьма заинтересовал меня. Так же близко мне указание об умении 'красиво кончать'. Мечтаю в подвиге уявить заключительный аккорд жизни, чтобы сознание могло проявиться во всём объёме в Надземном Мире. Так хотелось бы как можно больше посеять духовных зёрен, ибо лишь эти зерна питают жизнь всех миров.

Радуемся за Соф[ью] Мих[айловну]. Могу себе представить, как томилась она без возможности работать. Друзья могут переводить 'Мир Огненный' на испанский язык, если есть на это спрос. Но совершенно не понимаю, чем может смущать параграф 658, я перечла его и удивляюсь, не спутал ли он цифры? Может быть, ошибка в нумерации? Относительно опечаток я писала о тех поправках, которые нужно было сделать в новом издании 'Сердца' и 'Иерархии'! В свое время я переслала некоторые исправления, но Зиночка ответила, что они уже приступили к печатанию, и на это мы написали о возможности указания в конце книги на некоторые опечатки. Крепко обнимаю и шлю мою любовь Зиночке и всем друзьям,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

**********************************************************************************