Предыдущая   На главную   Содержание
 
КАК ПЕРЕВЕЛИСЬ БОГАТЫРИ НА РУСИ. 1897 г.
Русский богатырский эпос.


 
 
  
 

Богатырь. 1895.

 
  
 

Русский богатырский эпос. Как перевелись богатыри на Руси. С эскиза Н.К. Рериха. рисовал А. Курбатов. автотипия Эд. Гоппе.

КАК ПЕРЕВЕЛИСЬ БОГАТЫРИ НА РУСИ

Эскиз Н. К. Рериха 'Как перевелись богатыри на Руси' представляет собою знаменательный момент, заключающий древне-киевский богатырский эпос, целую богатырскую эпоху. Существует мнение, что былина эта - значительно позднейшего происхождения, чем прочие былины Владимирова цикла. Поводом к этому служит былина 'Три поездочки Ильи Муромца', который, по некоторым пересказам, умер своею смертью, чем и оправдал известное предсказание калик-перехожих. Но мнение это едва ли основательно. Богатыри Владимирова периода дожили до первого нашествия Чингис-хана в 1223 году. До татар они имели дело с половцами и другими беспокойными, но сравнительно слабыми народами, и постоянные победы над этими врагами должны были вселить в них самоуверенность, дошедшую до самообольщения. И первые полчища новой и неведомой силы, накатившейся с Востока, наши богатыри не могли не встретить с тою же самонадеянностью, выразившеюся в словах вечного хвастуна Алёши Поповича:

'...Подавай нам силу хоть небесную:
Мы и с тою силой, братцы, справимся...'

За это-то самохвальство, по благочестивому воззрению народа, провидение и ниспосылает двух грозных воителей, которые, будучи разрублены пополам, только удваиваются числом и, наконец, наступают такой несметною ратью, что богатыри:

Билися три дня и три часа;
Намахалися их плечи молодецкие.
Уходилися их кони добрые,
Притупилися их мечи булатные.
А та сила всё растёт-растёт,
На богатырей боем идёт.
Испугалися могучие богатыри,
Побежали... и окаменели.

Главное внимание на эскизе сосредоточено на первопланной фигуре матёрого богатыря, вскочившего на бугор и почувствовавшего, что силы его оставляют. Чувствуя смерть, клонится он к шее коня, не имея уже сил отогнать ворона, севшего к нему на шелом; другой ворон каркает сбоку. Конь и хотел бы назад, но ноги уже окаменели, и тщетно старается он оторвать их от земли. Перед конём лежит окончательно окаменевший богатырь, в виде истукана, схожего с каменной бабой. Вдали бежит один пеший, за ним ещё свалка идёт; в вечернем сумраке сверкает оружие; пыль, разметаемая вихрем, летит клубами, стаями несутся вороны. А на горизонте, как апофеоз, маячат вечно спокойные курганы, и надо всем царствует величавая багровая заря, придающая эскизу особый характер и настроение.

[Н.К. Рерих]

Всемирная иллюстрация. 1897. Том 58. 19 июля. ? 4. С. 81, 84. Эскиз - с. 75.
 
  
 

Н.К. Рерих. Вечер богатырства киевского. 1896 г
'Русский народный эпос. Илья Муромец едет от гроба Святогора'

УТРО БОГАТЫРСТВА КИЕВСКОГО
К эскизу фрески Н. К. Рериха
 
  
 

Н.К. Рерих. Утро богатырства киевского. 1896.

Русский народный эпос. Илья Муромец едет от гроба Святогора.
Эскиз фрески Н. К. Рериха. Автотипия Эд. Гоппе. С.-Петербург.
Выставка конкурентов Высшего художественного училища при
Императорской Академии художеств 1897 года.

В одном из номеров 'Всемирной иллюстрации' за прошлый год был помещён рисунок с эскиза молодого художника-археолога Н. К. Рериха 'Как перевелись богатыри на Руси', представлявший собою знаменательный момент, заключающий древнекиевский богатырский эпос, когда богатыри, в порыве самонадеянности, вступили в бой с силой небесной, испугались её, побежали и окаменели. На выставке работ учеников мастерских в залах Императорской Академии художеств Н. К. Рерихом (ученик мастерской профессора А. И. Куинджи, ныне покинувшего Академию) выставлен был в прошлом году эскиз, рисующий не менее знаменательный момент из эпохи богатырства киевского. Если 'Как перевелись богатыри на Руси' - вечер богатырства киевского, - говорит сам художник, - то теперешний эскиз будет 'Утром богатырства киевского', переходным моментом от богатырства старшего, представителем которого являлись Святогор, Сухман, Полкан, Микула и др. Святогор - это богатырь-стихия, титаническая мировая сила. В лице его изображён самый первоначальный период русской земли, не сложившейся, не окрепшей. Святогор - представитель стихийных начал, брожений, кочевья, титанических подвигов; а при наступлении новой эпохи устоявшейся земли, сложившегося мира народа, при появлении оседлости - Святогор обрекается на неподвижность, умирает: ибо сложившаяся уже земля крепче, твёрже стихии. 'Наехали (Илья Муромец и Святогор в Святых горах) на чудо чудное, чудо чудное, да диво дивное: осередь пути великий гроб стоит, красным золотом повыложен, а на крышке надпись да подписана: на кого состроен сей великий гроб, на того он и поладится'. Святогор ложится в гроб и закрывается крышкою, а та крышечка изволом Божиим сораслась со гробом во одно место. Пробовал Илья оторвать крышку, говорит Святогору: 'Ты послушай-ка, мой больший брат, не могу открыть я никакой доски'. 'Брался старый за тот славный святогоров меч, со сырой земли не мог меча поднять'. Святогор дунул на Илью богатырским духом, 'и почуял старый, как в нём силушки втрое прежнего прибавилось'. 'Стал рубить по крышке по гробовой: от ударов от великих искры сыплются, а куда ударит богатырский меч - там железный обруч ставится'. Ничего не поделать, и Святогор говорит Илье: 'Видно, тут мне Бог и смерть судил...' Тут простился старый со богатырём, Святогорова добра коня привязал ко гробу богатырскому, опоясал славный Святогоров меч и поехал во раздольище чиста поля. На декоративно широко написанном эскизе-фреске Н. К. Рериха взят поэтичный момент, выраженный последними строками былины. Туманное утро. Горный дол. Вдали стоит гроб Святогора, перекрещённый обручами; около гроба часть доспехов старшего богатыря; за гробом видна голова Святогорова коня. Грустный, задумчивый спускается с горы Илья. Налево ворон летит - повестить о начале самостоятельной новой эпохи. Старый дубовый пень и тонкий кустик вокруг него трогательно подчёркивают параллель между Святогором и Ильёй. Единственный упрёк настоящему эскизу можно сделать, так сказать, в его 'васнецовщине' в смысле техники; в смысле же выбора момента и трактовки его композиции автор проявил полную оригинальность и индивидуальность. Теперь Н. К. Рерих занят разработкой целой серии мотивов из культурной жизни новгородских славян конца XI века, пролог к которым, названный 'Славянский городок. Гонец: восстал род на род', находится на выставке в залах Императорской Академии художеств.

Всемирная иллюстрация. 1897. Т. 58. 29 ноября. ? 23. С. 547. Эскиз - с. 540.
***********************************************************************************************