На главную   Содержание   Следующая
 
АРХЕОЛОГИЯ

Начало...
 
Содержание

Археология. (1937 г.)
Истинность (1942 г.)
Грамоты (1939 г.)
Клад (1887 г.)
Стихи "Нешто ты барин захочешь..." (1894 г.)
Ведун (1897 г.)
Как перевелись богатыри на Руси (1897 г.)
********************************************

АРХЕОЛОГИЯ

Около Извары почти при каждом селении были обширные курганные поля от X века до XIУ. От малых лет потянуло к этим необычным странным буграм, в которых постоянно находились занятные металлические древние вещи. В это же время Ивановский производил исследования местных курганов, и это тем более подкрепило желание узнать эти старые места поближе. К раскопкам домашние относились укоризненно, но привлекательность от этого не уменьшилось. Первые находки были отданы в гимназию, и в течение всей второй половины гимназии каждое лето открывалось нечто весьма увлекательное.

В бытность в университете Спицын и Платонов провели в члены Русского Археологического общества, где я потом был пожизненным членом. Этим путём произошло сближение со всею археологической семьёю. Кроме славянского отделения я посещал и заседания Восточного отдела, бывшего под председательством барона Розена. Там же встречал же я и Тураева. В то же время Археологическая комиссия дала несколько командировок для исследования древностей Новгородских Пятин и Тверской и Псковской областей. Археологический Институт просил устроить экскурсии, в которых принимали участие не только члены Института, но и гости, например Милюков, Беклемишев, Глазов...

Большое огорчение доставил и мне и Елене Ивановне Н.И. Веселовский, когда в собрании Археологического Общества он объявил найденные нами на озере Пирос неолитические человекообразные фигурки подделками. Я его спросил, если это подделки, то кто же мог их сделать. Веселовский со своим обычным невозмутимым видом отвечал: 'Мало ли кто, может быть, рабочие подбросили'. Такое совершенно необоснованное суждение внутренне много подорвало моё уважение не только к Веселовскому, но и к другим, которые смущённо промолчали во время этого несправедливого и ненаучного наскока. На следующий год Веселовский с группою студентов отправился на места наших неоконченных раскопок (обычно так не поступают) и нашёл такие же человекообразные фигурки. Тогда в том же обществе Веселовский сделал громогласный доклад о своих необычных находках, а мне пришлось только сказать: 'Не знаю, которое же из Ваших сообщений правильно, настоящее или прошлогоднее'. На это Веселовский, смутившись, продолжал говорить о подлинности найденных им фигурок. Кроме многочисленных коллекций каменного века русского, удалось собрать и в Европе.
[1937]
Рерих H.K. ' Из литературного наследия' М, 1974.
___________________________________________

ИСТИННОСТЬ

Как-то по поручению Археологической Комиссии я обследовал так называемое "Литовское разоренье" в Порховском уезде. Огромный холм, сплошь набитый безымянными костями. Ни единой вещи, ни единой приметы, разве что два черепа были раздроблены. Было ли побоище или мор или какое иное бедствие? Для побоища по тем временам слишком много костей. Ведь в псковской церкви была надпись о том, что "в жестокой сече с ливонскими рыцарями полегло одиннадцать псковичей" - такие были меры. И сколько по Руси раскидано всяких безымянных бугров! Народ зовёт их и "литовским разорением", и "шведскими могилами", и "французским мором". Так и нагромоздились безвестные черепа, и сколько их прибавилось - и своих и чужих!.. Тимуровы пирамиды черепов...

Кстати, многое должно быть пересмотрено будущими летописцами. Даже пресловутая кровожадность Тимура, может быть, будет переоценена. Кто знает, может быть, великий завоеватель вовсе не был настолько жестоким. Известно, что он насаждал духовные общества дервишей и заботился о духовном образовании своих воинов. Данные о Чингисе тоже дают любопытный облик устроителя земли. Говорят о пьянстве Угедея, но ведь это пи-сали злонамеренно иезуиты. Даже и личности Акбара коснулись клеветнические наветы. Уж эти двуногие выдумщики, по злобе, по зависти, по невежеству, чего только не сплетут!

Историк должен запастись широким взглядом на события, чтобы не подпасть под человеконенавистничество. Экое длиннейшее слово, такое же бесконечное, как хвост двуногой злобы. А теперь чего только не изобретёт "пропаганда", да ещё не какая-нибудь, а государственная!
Говорят, история сделает свой отбор. Кто его знает, что за штука "история".
Видим, как в течение многих веков существовали прискорбнейшие заблуждения. Много трудов стоит вычищать подобные авгиевы конюшни, некоторые наросты так приросли, что операции требуются очень болезненные. Все ли знают цвет волос бабушки или деда? А где уж тут ожидать, что-бы легенды сохранили всю истинность!

7 ноября 1942 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г.

********************************************************************************

ГРАМОТЫ

Архивные документы выучили и старорусскому письму. Язык летописей тоже скоро запоминается. Иногда письма складывались под стиль грамот. Стасов ими очень забавлялся. После того, как в[еликий] князь Владимир и гр[аф] И.И.Толстой выжили Куинджи из Академии, была написана длинная былина*. (См. 1897 г. ) Она широко разошлась в списках. К картине 'Сходятся старцы' была написана целая былинная присказка. Она была напечатана в каталоге академической выставки. Многим она понравилась, но академические архонты и версальские рапсоды её не одобрили. Впрочем, всегда и во всем мы обходились без архонтов и рапсодов.

Один эпизод с 'грамотою' едва не имел печальные последствия. Во время университетского зачётного сочинения, шутки ради, была написана 'грамота' об иконописании. Случайно она оказалась при мне в Археологической Комиссии, и я прочёл её Спицыну. При этом был и Веселовский. К моему изумлению, а затем и к ужасу, 'грамоту' начали читать всерьёз и даже научно обсуждать её. По некоторым выражениям нашли, что 'грамота' может быть киевского происхождения. Спросили, где именно она найдена. Напечатана ли? С превеликим трудом удалось чем-то прервать опасный разговор и уйти, не обидев доброжелателей.

Вспомнились Мериме и Пушкин с песнями западных славян. Вспомнился Ганка с Краледворской рукописью. Там всё было всерьёз, а в нашем случае - шутка, чуть не обратившаяся в драму. Профессора никогда не простили бы своё невольное заблуждение. Ведь в то время были особенные курганные находки: копейка вольного Новгорода XV века в руке костяка в кургане, считавшемся XI века. Были неолитические человекообразные фигурки. Были необычные балтийские янтари в неолитических тверских курганах. Была эмалевая пряжка в городище около Торжка. Всё это было ново, а тут затесалась бы несчастная 'грамота', и всё испортилось бы.

И где сейчас все эти 'грамоты' и записи? Диплом мой на академика был найден на Мойке. Кто знает, как он попал туда? Ведь были большие склады всяких писем, заметок, эскизов... Среди переездов не уследить за всем скарбом. Всюду что-нибудь оставалось - и в Туркестане, и в Тибете, и в Китае, и в Америке, и в Париже, и в Финляндии... Спрашивают, где многие эскизы? А кто их знает?

[1939 г.]
Рерих Н.К. "Листы дневника". М.: МЦР, 1995. Т.2

********************************************************************************************

1887 г.
КЛАД
[Самое первое]

Около большого мыса стояла деревня, жил в ней бобыль: мужик он был хороший, и только не имел ни кола ни двора. Дело было летом, под Иванов день. А в этой деревне ходили слухи, что в лесу сокрыты большие клады.

Вот и задумал Пётр, так звали мужика, попытать счастья - пойти ночью под Иванов день в этот лес, поискать клада. Отправился он [к] ворожее и спросил её, как узнать ему, в каком месте клад сокрыт. Она его и научила, чтобы искал он светящегося цветка папоротника, и из того цветка выйдет огонёчек и поведёт его к тому месту, где клад сокрыт, 'только',- прибавила она, 'ты лучше и не пробуй это сделать, потому клад тебе в руки прямо не дастся, а будут являться тебе разные чудовища, и если ты их испугаешься, то и огонёк пропадёт и клада тебе не отыскать будет'.

Вот наступила и ночь, взял Пётр заступ, заткнул топор за пояс и отправился в лес. Пришёл он к опушке леса, и стало страшно ему, да вспомнил он, что ворожея ему говорила, перекрестился и пошёл в лес. Ходил он ходил нет, нету ничего. Уж хотел домой воротиться, да вдруг видит блестит что-то между двух кочек. Пошёл туда, глядь, цветёт папоротник, а цветок так и светится. Подошёл он туда, аж из цветка-то нехонький огонёк выскочил, и по воздуху так и двигается. Пошёл за ним Пётр, вдруг на него рысь, как скакнёт с дерева, он побледнел, да вспомнил, что надо делать. Перекрестился и сказал: 'Чур меня, рассыпься', глядь, а рысь и пропала, как будто её и не бывало.

Идёт он дальше, вдруг змей на него ползёт, он сказал то же самое, и змей пропал. Идёт он дальше, вдруг выходит сам оберегатель клада - лесовик. Пётр взял и перекрестил его, как взвизгнет он и убежал.

Идёт Пётр, а лес перед ним так и расступается. Вдруг огонёк остановился и пропал. Подошёл туда Пётр, взял заступ, начал рыть; рыл-рыл, вдруг заступ ударился обо что-то железное. Он запустил руку и вытащил котелок полон золота и серебра, и пошёл домой, пришёл домой, уже светает.

На другой день пошёл к ворожее и отблагодарил за ученье 100 рублями. И стал он жить хорошо и расчётливо. А жил также в том селе богач. Услышал он про всё, и задумал он на другой год идти также в лес отыскать клад. Только пожалел он денег, которые надо было ворожее отдать за ученье, а пошёл к Петру. А тот купил место, выстроил избу, накупил товаров, открыл лавку. Дела у него пошли хорошо. Вот сидит на крылечке, носогрейку покуривает, как подходит к нему Семён, так богатого мужика звали, кланяется и говорит: 'Научи меня, Пётр Сидорыч, что надо мне делать, чтобы клад найти, хочу я тоже попытать счастья'.

'Что ж, - говорит Пётр, - если хочешь так садись и слушай', - и рассказал ему всё по правде, по истинной. И пошёл Семён в лес. Идёт он, нашёл и цветок, и разных зверей встречал да говорил им, что Пётр его научил, и они рассыпались. Подошёл он и к тому месту, где огонёк остановился и пропал. Начал рыть, рыл- рыл, вырыл клад. Только хотел взять его, и покажись ему, что воры в его дом залезли и сундук ломают с деньгами. Бросил он клад, хотел домой бежать, а тут в лесу захохотало, и закричало: 'испугался, испугался'. Вспомнил он, что Пётр ему говорил, глядь, и клад уж и пропал.

Пошёл он домой, начал скучать, затем пропил имение своё, вошёл в долги и посадили его в тюрьму за долги. Так он и умер.

1887 г.
Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/41, лл. 1, 1 об.
____________________________________


1893 - 1894 г.
Стихи 'Нешто вы, барин, хотите кости покою лишать' (29.04. 1894 г.)

* * *
: 'Нешто вы, барин, хотите кости покою лишать!
Только чт'о нам за дело. Сопки заутро копать
Хочет, вишь, барин. Слышь, Нюшка, ты поскорей побежишь
Завтра кто с ломом, с лопатой или чтоб
Весь сход повестить'.

Утром гурьбою весёлой к реке потянулся народ.
Всё веселится. Щебечут птицы. Выс'око плывёт
Ястреб в лазури. Турлычет в мшаге журавль молодой.
За рекою все мхи лишь покрытые тощей сосёнкой кривой

Или березкой карельскою: Дальше - там лес вековой,
Словно прозрачною дымкой закрылся он синевой.
Сумрачен, грозен бормочет. Прочь! Стороной проходи
Знаю! Ты враг мой - погубишь: Лишь тебя в чащу пусти.

Вот и курган. Горделиво он над рекой возвышается.
Время щадило его: ну так люди стереть собираются.
Всё, чем веками природа холмик печальный убрала.
Всё беспощадно лопата по сторонам раскидала.

Мох, чт'о могильные камни зеленью свежей покрыл,
Землянику и кашку; годами всё чт'о росло истребил,
Погубил: И к чему? Но не время об этом теперь говорить.
Уж глубоко разрыли: Тут будем скоро кости теперь находить.

'Барин! ось глянь-ка! Медяшка! Парень весёлый сказал.
Это серьга была, взял я, холод в груди пробежал.
Чьею была ты? Веками мирно лежала в земле,
Да судьба не судила в покое лежать и попала ко мне.

Вынули череп. Осклабясь, он на меня посмотрел.
Может быть тайну какую? Может поведать хотел.
Что ходили в минувшее время любоваться его красотой
Иль просил, чтоб рукою жестокой не тревожил его я покой

Может быть: Эх, я не понял, чт'о он пытался сказать
Вспомнилось только, что скоро буду и я так лежать.
Лишь когда и какая лопата на меня накидает земли
Кто ж разроет её и кто вынет пожелтевшие кости мои.

29 / IV СПб.

Черными чернилами записаны годы: .........93 - 94.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/53, л. 11.
________________________________________


1897 г.
ВЕДУН
Этюд Н. К. Рериха
 
  
 


Сколь бы ни тянулись бесконечные споры, сколько бы копий ни было преломлено, сколько бы нареканий и обвинений ни обрушивалось на художников в тенденциозности, безыдейности, чрезмерном "искусстве для искусства", во всех этих разноголосицах единственной, не могущей возбуждать спора, так сказать, бесспорной отраслью искусства вообще, а в данном случае изобразительного искусства живописи - будет живопись историческая в самом широком смысле, т.е. включая в неё живопись религиозную, собственно историческую (имеющую в виду какое-либо определённое событие, достоверность которого основана на известном историческом источнике), историко-культурный или так называемый исторический жанр, сказочную и мифологическую. Эти виды живописи сами по себе должны стоять вне каких бы то ни было разговоров о тенденциозности или чём-либо подобном, так как со стороны сущности они никак не могут быть лишены идеи и в большинстве случаев идеи чистейшей, с другой же стороны, они настолько чудесны и полны привлекательности, что вряд ли сколько-нибудь настоящий художник (не протоколист и не копиист от искусства) подумает и решится навязать подобной теме тенденцию - монотонным, наставительным говором рассудка растоптать, погубить всю поэзию, обаяние исторического сюжета.

В характерном историческом этюде художника-археолога Н. К. Рериха представлен тип старика ведуна - знахаря, кудесника. Волхвы, кудесники - играли немалую роль в древней Руси; летописец неоднократно упоминает о кудесниках и их чарах; Нестор призывает на помощь против них Священное Писание, прибегает ко всеобщей истории, дабы дойти до настоящей истины, но все его доводы оказываются тщетными перед жизнью, перед влиянием кудесников на народную массу. Вспомним хотя [бы] следующие места Несторова писания: 'В си времена приде Волхв, прелщен бесом; пришед бо Кыеву глаголати сице, поведая людим, яко на пятое лето Днепру потещи вспять и землям проступати на ина места, яко стати Гречьской земли на Руской, А Русьскей на Гречьской, и прочим землям изменитися, его же невегласи послушаху, вернии же насмехаются, глаголюще ему: "бес тобою играет на пагубу тебе"'. Затем в Ростове был произведён мятеж волхвами, уверившими народ, что женщины во время голода держат в себе жито, мёд, рыбу. Как известно, и многие женщины были перебиты. Самое же классическое место о влиянии волхвов на юное русское общество XI века находится на стр. 77. Дело было в Новгороде. Явился волхв и стал уверять, что он пройдёт при всех по реке Волхву. 'И бысть мятеж в граде, вси яша ему веру, и хотиху погубити епископа; епископ же взем крест и облекся в ризы, ста рек: "Ище хощет веру яти волх[в]у, то да идет за ны; аще не верует кто, то ко кресту да идет". И разделишася надвое: князь бо Глеб и дружина его идоша и сташа у епископа; а людье вси идоша за волхва; и бысть мятеж велик межи ими. Глеб же взем топор, приде к волхву и рече ему: "То веси ли, что утро хощет быти и что ли до вечера?" Он же рече: "Все ведаю". И рече Глеб: "То веси ли, что хощет быти днем?" "Чудеса велика сотворю", - рече. Глеб же вынем топор, ростя и паде мерть и люди разидошася, он же (волхв) погыбе и телом и душею, предався дьяволу' (Лавр. Лет. стр. 77-78).

При чтении подобных мест у летописца становится ясным огромное значение волхва, кудесника в тогдашнем быту. Изображение подобной сильной натуры, способной запугать, увлечь за собою массу, даёт нам молодой, талантливый художник в настоящем, свободно написанном рисунке со своего этюда.

Всемирная иллюстрация. 1897. Т. 58. 22 Ноября. ? 22. С. 22. Этюд - с. 509.
****************************

КАК ПЕРЕВЕЛИСЬ БОГАТЫРИ НА РУСИ
 
  
 

Эскиз Н. К. Рериха 'Как перевелись богатыри на Руси' представляет собою знаменательный момент, заключающий древне-киевский богатырский эпос, целую богатырскую эпоху. Существует мнение, что былина эта - значительно позднейшего происхождения, чем прочие былины Владимирова цикла. Поводом к этому служит былина 'Три поездочки Ильи Муромца', который, по некоторым пересказам, умер своею смертью, чем и оправдал известное предсказание калик-перехожих. Но мнение это едва ли основательно. Богатыри Владимирова периода дожили до первого нашествия Чингис-хана в 1223 году. До татар они имели дело с половцами и другими беспокойными, но сравнительно слабыми народами, и постоянные победы над этими врагами должны были вселить в них самоуверенность, дошедшую до самообольщения. И первые полчища новой и неведомой силы, накатившейся с Востока, наши богатыри не могли не встретить с тою же самонадеянностью, выразившеюся в словах вечного хвастуна Алёши Поповича:
'...Подавай нам силу хоть небесную:
Мы и с тою силой, братцы, справимся...'

За это-то самохвальство, по благочестивому воззрению народа, провидение и ниспосылает двух грозных воителей, которые, будучи разрублены пополам, только удваиваются числом и, наконец, наступают такой несметною ратью, что богатыри:

Билися три дня и три часа;
Намахалися их плечи молодецкие.
Уходилися их кони добрые,
Притупилися их мечи булатные.
А та сила всё растёт-растёт,
На богатырей боем идёт.
Испугалися могучие богатыри,
Побежали... и окаменели.

Главное внимание на эскизе сосредоточено на первопланной фигуре матёрого богатыря, вскочившего на бугор и почувствовавшего, что силы его оставляют. Чувствуя смерть, клонится он к шее коня, не имея уже сил отогнать ворона, севшего к нему на шелом; другой ворон каркает сбоку. Конь и хотел бы назад, но ноги уже окаменели, и тщетно старается он оторвать их от земли. Перед конём лежит окончательно окаменевший богатырь, в виде истукана, схожего с каменной бабой. Вдали бежит один пеший, за ним ещё свалка идёт; в вечернем сумраке сверкает оружие; пыль, разметаемая вихрем, летит клубами, стаями несутся вороны. А на горизонте, как апофеоз, маячат вечно спокойные курганы, и надо всем царствует величавая багровая заря, придающая эскизу особый характер и настроение.

Всемирная иллюстрация. 1897. Том 58. 19 июля. ? 4. С. 81, 84. Эскиз - с. 75.

 
  
 

Русский богатырский эпос. Как перевелись богатыри на Руси.
С эскиза Н.К. Рериха. Рисовал А.Курбатов. Автотипия Эд. Гоппе.
________________________________________________________