Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1911 г.

'Желаю, чтобы в новом году искусство на Руси наконец сделалось действительно нужным. Пусть будет красота не забавой, но потребностью всякой жизни от дворца до избы'.
Н.Рерих.
Биржевые ведомости. 1 января 1911 г.

*****************************************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ЯНВАРЬ
Хроника
IV съезд русских зодчих (4 января 1911 г.)
Съезд зодчих. Доклад Н.К. Рериха "Поиски Старой Руси". (Русское слово. 1911. 8 января. ? 3.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Мантелю А.Ф. (12 января 1911 г.)
Доклад Н.К. Рериха "Новгородские стены" (Зодчий. 1911. 16 января. ? 3.)
Итоги IV съезда русских зодчих. (зодчий. 1911. 23 января ? 4.)

Н.К. Рерих.Тихие погромы (1911 г.)
Письмо Н.К. Рерих к Грабарю И.Э. (26 января 1911 г. СПб.)

ФЕВРАЛЬ
Протокол заседания Комитета Общества "Мира Искусства"
по поводу выставки в Москве. (2 февраля 1911 г.)
Письмо Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И. (4/7 февраля 1911 г.)
Хроника.
С. Маковский. ВЫСТАВКА "Мир искусства" (Аполлон. 1911. ? 2)

МАРТ
Хроника (1 - 6 марта 1911 г.)
ПИСЬМО А. Мантеля к Рериху Н.К. (11 марта 1911 г. Казань)
ПИСЬМО А.Ф. Мантеля к Рериху Н.К. (Март 1911 г. Казань)

*******************************************************************************


1911 г.

ЯНВАРЬ

БЛАГОПОЖЕЛАНИЯ РОССИИ НА ПОРОГЕ 1911 ГОДА
(Анкета 'Биржевых ведомостей')

...Академик Н. К. Рерих

Желаю, чтобы в новом году искусство на Руси, наконец, сделалось действительно нужным. Пусть будет красота не забавой, но потребностью всякой жизни от дворца до избы.
Н. Рерих

Биржевые ведомости. 1911. 1/14 января. Утренний выпуск. ?12102. С. 5-6.
_________________________________________________________________


1 января 1910 г. СПб.
Выставка 'Мир искусства'

...А вот и Рерих. Кроме своих религиозных композиций, о которых мы уже говорили в своё время, он дал несколько исторических мотивов. Довольно большой холст навеян варяжскими легендами. Один из грозных конунгов отправляется в поход со своими ладьями, заплывавшими не раз от студёных северных волн к южному Борисфену. Веет холодом угрюмого каменистого севера и от свинцовой воды, и от облачных небес. И всё здесь, и люди, такое холодное, бодрое, сильное...

Но лучше всего, пожалуй, у Рериха - небольшая картина 'Старый король'. В этой вещи много северной мечтательной сказки и прекрасны нежно-перламутровые тучки, отливающие бледным серебром средь прозрачного сумрака тихой, бессонной белой ночи. Спит внизу город. Спят его островерхие кровли. Одному старому королю не спится...
'Такое настроение, хоть садись и балладу пиши', - как говорил покойный Чехов....

Ник. Брешко-Брешковский

Биржевые ведомости. 1911. 1/14 января. Вечерний выпуск. ?12103. С. 3.
_________________________________________________________________


IV ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД РУССКИХ ЗОДЧИХ

4-го января в 11 час. утра в большом конференц-зале Академии художеств состоится открытие IV-го всероссийского съезда русских зодчих:
В художественной секции выступят с докладами С.К. Маковский - 'Русский стиль в Петербурге', Н.К. Рерих - 'Поиски старой Руси', В.Ф. Свиньин - 'Этнографический музей Александра III', В.Я Курбатов - 'О памятниках великим зодчим' и 'Красота городов' и т.д:.
Ожидается свыше 600 членов, в том числе около 175 делегатов от разных ведомств, учёных обществ, высших учебных заведений и т.д:.

Речь. 1911. 4/17 января, ? 3.
__________________________


8 января 1911 г.
СЪЕЗД ЗОДЧИХ
(По телефону от нашего петербургского корреспондента)

К 10-ти час. утра все отделы съезда были полны.
Большой интерес представил художественный отдел, в котором был заслушан доклад Н. К. Рериха: 'Поиски старой Руси', прочитанный, за болезнью докладчика, его братом.
Предложение докладчика об устройстве лотереи вызвало оживлённые прения.
- Сознаемся, - говорил докладчик, - что до сих пор мы непозволительно мало знаем древнюю Русь. Целые блестящие страницы её жизни для нас всё ещё покрыты седым туманом; всякая случайная находка способна перевернуть наши кабинетные, иногда и хорошо сложенные, заключения.
И смешно, и больно сознаться, что мы совсем не знаем колыбели искусств и жизни - нашего бесконечно длинного и богатого материалом каменного века. До последних дней мы миновали эти эпохи кичливо, равнодушно.
Мы ощупью бродим среди значительных скандинавских влияний. Боязливо путаемся мы среди преемственностей восточных и византийских.
Великокняжеский период, полный величавости и культуры, для нас всё ещё - сказка, былина. Даже в татарах, даже в наших первых московских царях мы не тверды. Даже последующие эпохи для нас ещё полны откровений.

Указав в дальнейшем, что в последнее время группа лиц, преданных интересам родного искусства, стала деятельно хлопотать об охране старины, но бессильна продолжать свою деятельность вследствие отсутствия средств, Н. К. Рерих взывал:
- Культурные люди России должны не только уверовать, что дело старины насущно для всей жизни, - в этом никакой заслуги нет. Культурные люди должны не только говорить о старине, - это не трудно, и в этом особой доблести нет.

Культурные люди должны помочь старине делом и средствами!
И не к правительственным мерам мы должны обращаться. Мы не должны ждать только готовых субсидий.

Всенародное дело должно быть поддержано самим народом, самими сто двадцатью миллионами российского населения, у которого может найтись, в среднем, хотя [бы] по одной копейке на дело национальной старины. Если у народа ещё не находится места для мыслей о значении красот старины, пополняющих его собственную территорию, то нужно, не требуя чрезмерной преданности, создать условия, не лишённые материальных и духовных преимуществ.

Предлагаю нескольким историческим, археологическим и художественным обществам, нескольким культурным издательствам объединиться с целью устройства всероссийской лотереи, всероссийской подписки и всероссийского церковного сбора для создания 'Фонда Древней Руси'.

Можно думать, что сферы влияний архитектурных, археологических и художественных обществ, археологических институтов, музеев и разных издательств могут быть очень сильны и обширны.
И Синод, и министр финансов, и министр внутренних дел при высоком сочувствии к делу старины со стороны Государя Императора, конечно, не откажут в своём просвещённом содействии общегосударственному делу.
К тому же, в настоящее время в Петербурге народилось Общество охранения памятников старины и искусства, которое, как самое юное из всего около старины сложившегося, могло бы взять на себя ближайшие труды по этому вопросу.

Проф. А. В. Прахов, сославшись на свой 30-летний опыт, указал, что главные памятники старины у нас - церковные. Они находятся, главным образом, в руках священника, дьякона, епархиального архитектора и, наконец, архиерея. Оратор приводит в пример киевский Софийский собор, дающий трещину благодаря невежеству епархиального архитектора, который вырыл глубокую яму под папертью. Откуда пришёл этот архитектор? Из Академии художеств.

- Вы говорите о необходимости сеять уважение к старине в 120-миллионном населении, - говорит профессор, - сейте его, прежде всего, здесь, в своей среде.

Ещё и ещё примеры приводит оратор из жизни и из своей поездки по России. В Ярославле осел угол старинной церкви, благодаря тому, что рядом вырыли выгребную яму.
- Хлопочите, господа, прежде всего, чтобы в тех учебных заведениях, в которых воспитывают хранителей древности, внедрялось в них фанатическое уважение к старине, а затем, чтобы они не попадали на нищенское содержание, не дающее им возможности исполнять свои обязанности. И прежде всего надо обратиться к Святейшему Синоду, чтобы не исключались из бурсы, как это предполагается, предметы, воспитывающие эстетическое чувство. К хранителям нужно отнести также толстосума-старосту. Как внушить ему уважение к древним сокровищам? Только внедрением в школах эстетического образования мы как-нибудь достигнем этого.

- Святейший Синод, - кончает оратор, - вот первая цель, в которую должен быть сделан выстрел.
Шумными аплодисментами аудитория выражает своё сочувствие оратору. Собрание единогласно присоединилось ко всем предложенным оратором резолюциям....

Русское слово (Москва). 1911. 8/21 января. ? 5. Суббота. С. 4.
____________________________________________________


12 января 1911 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Мантелю А.Ф.
 
  
 

Дорогой
Александр Фердинандович

Не вижу охлаждения общества к искусству. Наоборот, среди молодёжи искусство сейчас имеет положительно хороших и пылких друзей. Молодёжь к искусству поёт, наблюдает и заветы старины.

Конечно, у молодёжи мало средств, чтобы, вопреки старикам, провести искусство в жизнь, сделать его для страны нужным. В этом наши отцы оставили нам плохое наследство; деды и прадеды нам ближе. Нашим детям будет легче в путях искусства.

Молите о чуде. Среди чистого снега, среди сказочных зимних лесов молите, чтобы украшение жизни вновь сделалось инстинктивно нужным.

Жду от Вас вестей. Моя простуда все ещё не проходит. Делаю эскиз 'Сечи при Керженце' для Дягилева.

Преданный Вам
Н.Рерих
12 Янв. 1911.

Публикуется по изданию: А. Мантель. 'Н.К. Рерих'. Казань. 1912 г.
________________________________________________________
 
  
 

Н.К. Рерих. Сеча при Керженце. 1911.
_____________________________________________________


Доклад Н. К. Рериха (по художественному отделу)
НОВГОРОДСКИЕ СТЕНЫ

К числу наиболее цельных, грандиозных и сравнительно ещё сохранившихся памятников относятся городские кремли и 'детинцы'. До сих пор они оставались неисследованными, и даже Московский Кремль, стоящий у всех на виду, по странному недоразумению, не имеет обмерных чертежей. Лишь в прошлом году И[мператорское] военно-историческое о-во приступило к обмеру Новгородского Кремля, также мало исследованного. Теперь он стоит заброшенный, разрушающийся; башни и стены лишены какого-либо ухода и охраны от беспрепятственного растаскивания кладки и деревянных частей и сплошь заросли кустарником, делающим их осмотр совершенно невозможным. Особенно поражает своею ветхостью прясло северной части Кремля, а также часть южной его стены, совершенно лишённая крыши и поросшая кустами.

О прошлом Новгородского Кремля можно судить по изображениям его в церквах Знаменской, Михайловской, Флоровской и Хутынской, относящимся к XVI и XVII векам. При восстановлении плана Новгорода до XVI в. приходится прибегать исключительно к летописным памятникам. По этим летописям первые упоминания о Новгородском Детинце относятся к 1044 г., когда он был окружён рвом, валом и деревянными стенами; только в 1302 г. появляются сведения о каменных башнях и стенах. Проследить же первые переделки Кремля хронологически - дело почти невозможное. Между прочим, этот Кремль носит следы переделок, произведённых Петром Великим в силу военных соображений, для укрепления города против шведских войск. Из переделок за XIX в. самою значительною является восстановление в южной части Кремля стены, рухнувшей в 1862 г. Эту очень неудачную работу можно объяснить только крайней её спешностью; так, рисунок зубцов прясла совсем не похож на зубцы, оставшиеся на старых пряслах.

Расположенный на горе, на правом берегу р. Волхова, Новгородский Кремль имеет в настоящее время 9 башен, из них пять - Дворцовая, Княжная, Кукуевская, Покровская и Тюремная - квадратного плана, две - Спасская и Владимирская - представляют в плане продолговатый прямоугольник, изогнутый вместе со стеной, и две - Митрополичья п Фёдоровская - круглые. Судя по изображениям Детинца на иконах, было ещё четыре башни: Воскресенская, Богородицкая, Борисоглебская и Неревская; две первые служили воротами.

К югу от Богородицких ворот, или московского въезда, идут: подновлённая в 1862 году стена, Дворцовая башня, в которой помещается теперь архив, затем старое прясло стены с башней Спасской, бывшими Псковскими воротами. Состояние башни самое безотрадное: во всех стенах трещины, железные связи лопнули, штыри выгнулись. Далее следует Княжая башня, ещё недавно служившая вещевым складом местного гарнизона; теперь все внутренние деревянные стены и лестницы полуразрушены и висят, еле держась. Раскопками, произведёнными перед башней в прошлом году, обнаружены остатки стен и фундаментов пристройки, по ширине равнявшейся самой башне и выступавшей вперёд на 10 метров. При раскопках найдены цветные изразцы и много железных предметов домашнего обихода: петли, замки, ножи, гвозди. В соседних с этою башней пряслах находятся камеры в виде комнат; некоторые из них с опускными колодцами, ведущими наружу Кремля.

Далее к северу стоит Сторожевая, или Кукуевская башня, самая высокая в Кремле (7 этажей, около 16 саж.). Кладка - из кирпича, за исключением двух нижних этажей, которые, как и все стены и башни Кремля, лишь облицованы кирпичом, внутри же уложены булыжником и плитой на известковом растворе. Примеры подобной облицовки, указывающей на позднюю переделку, можно найти в Кремле повсеместно, причём кирпичная часть отстаёт от каменной и обваливается. Квадратный план Кукуевской башни на шестом этаже переходит при помощи парусов в восьмиугольный, над которым на купольном своде стоит восьмиугольник седьмого этажа. Все этажи разделяются сводами, по которым были уложены кирпичные полы; все лестницы уничтожены, за исключением одной каменной, между 5 и 6 этажами; оконные и дверные проёмы снабжены кирпичными наличниками очень чистой и правильной тёски и кладки. Чем венчалась башня - зубцами или просто крышей - решить теперь трудно. Вход в башню устроен теперь через помещение в стене, из которого имеется также опускной колодец наружу, ранее же он вёл через крайне интересную, вероятно четырёхэтажную, пристройку, от которой теперь сохранились лишь остатки фундамента, обмеренные в 1891 г.

К северу от этой башни помещается Покровская башня, отведённая теперь под богадельню, рядом с ней Покровская церковь. Тюремная башня, ныне музей, испорчена переделкой; Митрополичья и Фёдоровская - в крайне
запущенном виде. Наконец, Владимирская, служившая ранее воpoтами, полуразрушена и грозит обвалом.

Судя по изображениям Детинца на иконах, во всех надворных башнях были устроены церкви; кроме последних, в Кремле было ещё 27 церквей, из которых сохранилось только шесть. Кроме церковных сооружений в Кремле было много приходских построек, что подтверждается и прошлогодними раскопками, которые одни в состоянии теперь выяснить план всего Детинца и хронологическое наслоение его построек.

Новгородский Кремль, башни и стены его дошли теперь до такого состояния, что всеми ясно сознаётся необходимость принятия немедленных мер к его сохранению. На капитальный ремонт потребовались бы крупные суммы и сложные подготовительные работы в виде обмеров, чертежей и т. п. Желательно произвести лишь мелкие работы, возможные в данное время, тем более что на них ежегодно отпускаются определённые средства. Но эти работы надо произвести умелой рукой: все те переделки, которые в настоящее время производятся, в виде забивания дверей и окон в башнях ставнями, подправки крыш и пр., не приносят решительно никакой пользы.
Необходимо руководство знающих людей, которое вместе со вниманием и желанием помочь делу могло бы сохранить ещё надолго один из самых интересных памятников северной Руси.

В прениях по этому докладу высказались: Н. Н. Щербина-Крамаренко - за распространение предложения докладчика на все памятники старины обширной России и А. Е. Элкин - за обращение в Государственную Думу с надлежаще мотивированным ходатайством об отпуске средств, необходимых для реального осуществления охраны этих памятников.
Эти пожелания отделом приняты.

Зодчий. 1911.16 января. ?3.
__________________________


ИЗВЛЕЧЕНИЯ
из Постановления IV съезда русских зодчих по докладам Н.К. Рериха:

::.
6. Н.К. Рерих - поиски Древней Руси.
Доклад этот не был включён в общий перечень, заслушанный соединённым собранием. Отделом же было постановлено передать на утверждение собрания тезис докладчика, заключавшийся в предложении нескольким историческим, археологическим и художественным обществам и издательствам объединиться с целью устройства всероссийской лотереи, подписки и церковного собора для создания 'Фонда древней Руси', а также следующие, намеченные отделом меры: обращение в законодательные учреждения - с предложением закона, запрещающего реставрацию без участия компетентных лиц, в Министерство внутренних дел - с просьбой проведения положения об охране древних памятников, выработанного комиссией под председательством Н.В. Султанова, а равно и в городские общественные управления, земские управы и Св. Синод.

7. Н.К. Рерих. - О новгородских стенах.
постановлено ходатайствовать перед Государственной Думой об ассигновании средств на поддержание памятников старины. :

Зодчий. 1911. 23 января. ? 4.
____________________________


Н. Рерих
ТИХИЕ ПОГРОМЫ

Скучно быть обидчиком и ругателем.
Скажут: 'злой человек!'
- Не умеет жить в 'хорошем' обществе. Трогает, что не следует. Не умеет вовремя закрыть глаза и заткнуть уши. Только себе вредит.
Сожалеют доброжелатели.

И вот учишься быть благодушным. По возможности не смотреть, меньше знать, делать своё дело. Пусть себе! Снова поклоны становятся внимательнее и взоры мягче. Предполагают: 'кажется, летний отдых повлиял благоприятно'.

Но дорога русского благодушия полна бесконечных испытаний.
Нельзя выехать никуда. Из дома нельзя выйти. Каждая встреча приносит престранные сведения. Как быть с ними?

В каталоге смоленского городского археологического музея приходится читать:

'...окаменелые дождевые черви, окаменелые сыроежки, голова идола с чертами, проведёнными масляной краской, и т. п. редкости'.
Смеёшься и благодушествуешь:
- Ну, черви так черви! Сыроежки так сыроежки. Шут с ними, и с червями, и с Писаревым, и с Орловским, которые так научно написали.

Рассказывают о бывших исчезновениях предметов из новгородского музея.
Всё-таки благодушествуешь.
- Может быть, вещи попали в более надёжные руки. Опять же и предопределение!

Передают о вновь найденном в раскопке идоле, который несколько лет назад пропал из костромского музея. Стал невидим (так не будет ничего преступного).

Неукоснительно благодушествуешь:

- Да процветает научная точность и безукоризненность.
Да здравствуют точные выводы, построенные на фактах из раскопок! Да живёт точное распределение веков и предметов!

Шепчут, как из собраний одного ещё не открытого музея уже стали исчезать вещи.
Собираешься с силами и благодушествуешь.

- Хоть и плохое начало для музея, но хвала Создателю, если начали пропадать вещи ещё до открытия музея, иначе неприятности было бы больше.

Показывают, как в Мирожском монастыре, после недавней 'реставрации' Сафонова, обваливается вся живопись; там погибает превосходный памятник.

Приходится уже плохо, но кое-как благодушествуешь:

- Сафонов уже много храмов испортил. Прибавим к этому синодику ещё одно имя, ведь, всё равно Сафонову поручат новые работы. Всё равно не остановишь шествия вандалов.

Пишут горестные письма и ведут показать, как чудесного седого Николу Мокрого в Ярославле сейчас перекрашивают снаружи в жёлтый цвет, да ещё масляной краской. Причём совершенно пропадает смысл желтоватых фресок и желтовато-зелёных изразцов, которыми храм справедливо славится.

Пробуешь неудачно 'благодушничать', - так больше похоже на 'малодушничать'.

"Таков обычай страны...

При этом упорно твердят, что новое варварство в Ярославле делается с ведома археологической комиссии. Будто бы комиссия разрешила и масляную краску.

Опять плохо благодушничаешь:

- Если комиссия избрала холерный цвет, пусть так и будет, теперь в Петербурге холера. И, вообще, не обижайте комиссию. Так и говорю. Слышите!

Но здесь благодушничанье окончательно покидает. Становится ясно, что никакая комиссия не может разрешить и знать то, что делается сейчас в Ярославле.

Никто, сколько-нибудь имеющий вкус, не может вынести, чтобы белого Николу с его чудными зеленоватыми изразцами обмазали последствиями холеры.

Это уже невыносимо.

Или тут жестокий поклёп на археологическую комиссию, или не завелась ли у нас подложная комиссия.

Пусть настоящая комиссия разъяснит в чём дело. Пусть комиссия печатно объявит, что всё, что делается с Николою Мокрым, сделано без всякого её ведома и должно быть строго наказано.

При этом пусть комиссия всё-таки пояснит, кто из художников решает в ней живописные вопросы.

По всей России идёт тихий мучительный погром всего, что было красиво, благородно, культурно. Ползёт бескровный, мертвящий погром, сметающий всё, что было священного, подлинного.

Когда виновниками таких погромов являются невежественные городские управления, когда в погромах действуют торгаши-иконописцы, потерявшие представление о 'честном живописном рукоделии', когда презирает святыни спесивая администрация, - тогда всё ясно, тогда остаётся горевать. Остаётся утешаться примерами дикости из прежних веков.

Но когда среди имён вандалов клевещут на Императорскую археологическую комиссию, тогда в смятении умолкаешь.
Куда же идти?
Кто же защитит прекрасную древность от безумных погромов?

Печально, когда умирает старина. Но ещё страшнее, когда старина остаётся обезображенной, фальшивой, поддельной. Это страшнее всего и больше всего подлежит наказанию.

Кто бывал в Ярославле и видал храм Иоанна Предтечи в Толчковской слободе, тот теперь не узнает его. Храм 'промыт'.

Это тот самый храм, про который я уже писал: 'Осмотритесь в храме Иоанна Предтечи в Ярославле. Какие чудеснейшие краски вас окружают! Как смело сочетались лазоревые воздушнейшие тона с красивой охрой! Как легка изумрудно-серая зелень и как у места на ней красноватые и коричневатые одежды! По тепловатому светлому фону летят грозные архангелы с густыми жёлтыми сияниями, и белые их хитоны чуть холоднее фона. Нигде не беспокоит глаз золото, венчики светятся одной охрой. Стены эти - тончайшая шелковистая ткань, достойная одевать великий дом Предтечи!'

Так искренно пелось об этом замечательном храме. Теперь дом Предтечи 'археологически' промыт. Промыт будто бы под призором археологической комиссии.

На 'промывку' и восстановление потрачено, как говорят, около шестидесяти тысяч рублей.

Вся поэзия старины, вся эпидерма живописи смыта богомазами.
Достоинство храма до 'исправления' было безмерно выше. Говорим так небездоказательно.

Каждый из художников, бывших прежде у Иоанна Предтечи, конечно, вспомнит, насколько было лучше.

Было художественнее, было тоньше, было благороднее, было несравненно ближе к великолепным стенописям Италии.

Пропал теперь тонкий серо-изумрудный налёт травы, пропали серые полутоны всех белых частей стенописи, исчезла синева - выскочила синька.

Словом, всё то глубоко художественное и религиозное, что струилось и горело в живописном богатстве, - всё это небесное стало земным, грубым, грешным.

Искусство, одухотворённое священной кистью времени, 'поправили'!
Самомнительно и святотатственно разрешили великую задачу, связующую мудрость природы, работу времени и труды человека.

Пришёл некто 'серый' и решил, что всё завершённое временем не нужно, что он - 'малый' - знает лучше всех, как следует снять будто бы лишние покровы.

Не кто иной, как он - 'маленький', - знает, какие именно были люди, отделённые от нас резкими гранями культуры.

Как далеко такое самомнение от проникновенного стремления сохранить, от желания уважать, любить любовью великой.

Даже храм, прекраснейший своими чертами и краскам и, не способен был вызвать заботливую, ревнивую любовь.
Да существует ли она на самом деле?

И так, понемногу, в тишине громится духовное богатство Руси.
Незаметно погромляется всё то, что было когда-то нужно, всё то, что составляло действительное богатство и устои народа.

Погром страшен не только в шуме и свисте резни и пожаров, но ещё хуже погром тихий, проходящий незаметно, уносящий за собою всё то, чем люди живы.

Позади остаются мёртвые скелеты. Даже фантастический 'танец смерти' не свойственен неподвижным 'промытым' остовам.

И вводится в заблуждение народ, и не может отличить он, где источники живые и где мертвящие.

Толкуя о высоких материях, мы учим молодёжь по мёртвым буквам. Учим на том, что 'промыто' невежественной рукой. Будем учить по подложному!
Те, кто решается сказать, что сейчас храм Иоанна Предтечи выглядит лучше, нежели был семь лет тому назад, - могут ли они утверждать, что видели его теперь и тогда.

Если не видели, то не должны и говорить. Если видели и всё-таки скажут, что храм теперь лучше, - тогда пусть займутся сапожным ремеслом.

Стенопись храма Иоанна Предтечи в Толчкове испорчена.
Кто же это сделал? Кто наблюдал? Защищайтесь!

Не думайте отмолчаться. Не думайте представиться, что вопрос ниже вашего достоинства.
Спрашиваю не я один, беспокойный.

Ждут ответа тысячи людей, которым искусство и красота старины близки.
Даже скромный ярославский обыватель шепчет:

- Ведь не мягкой щёточкой, не ситным, а водою да зелёным мылом стены-то мыли. Да и заправляли тоже! А разве новое-то под старину подойдёт?

Почти безграмотный человек почувствовал возмущение и шепчет его робкими словами.

Дом Предтечи стал просто церковью, где продаются свечи, требы, молитвы.
Кто же следил за этим 'делом'?

На какого художника возложила археологическая комиссия такое ответственное, творческое обновление работы времени и многих неведомых людей?

В комиссии бывают архитекторы, но пусть скажут, кто из художников взялся так нелепо, по-варварски обойтись с прекрасным стенным покрытием?
Пусть непременно скажут.

Такое имечко надо записать 'погромче'.
Ведь не могли же трогать живопись без живописца.
Это ясно.

Вообще, положение охранения памятников осложнилось ещё тем, что, чем бы ни ужаснулся зритель, ему слишком часто отвечают:

- Сделано с ведома археологической комиссии. Неуместный проблеск благодушия. Не злоупотребляют ли именем археологической комиссии?

Не завелась ли где-нибудь подложная комиссия? Теперь так много подлогов.
О надзоре за 'промытием' храма Иоанна Предтечи в Толчкове пусть археологическая комиссия непременно всё разъяснит.

На неё в народе растёт слишком неприятное и очевидное обвинение.

1911
_____________________


26 января 1911 г.
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю

Конверт с адресом:
Здесь.
Угол Итальянской и Михайловской.
Дом Дашкова квартира И.А. Фомина
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
_____________________________

в Четверг
Дорогой Игорь, завтра в 8 1/2 час., у меня состоится собрание 'Мира Искусства' - по вопросу о выставке в Москве. Приходи. Верно, Фомин тоже придёт, если он не отказался от избрания в члены - шлю ему привет.
Искренне преданный
Н. Рерих.
Среда. 26 янв. 1911.

ОР ГТГ, ф. 106/10114, 2 л.
______________________________

***************************************************************


ФЕВРАЛЬ


2 февраля 1911г. СПб.
О предстоящей выставке Общества 'Мира Искусства' в Москве.


ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ 2 ФЕВРАЛЯ 1911 Г. У Н.К. РЕРИХА
ПО ВОПРОСУ О ВЫСТАВКАХ В МОСКВЕ.

Присутствовали: Яремич, Петров-Водкин, Кустодиев, Билибин, Остроумова, Ционглинский, Сомов, Серов, Бенуа, Рерих, Добужинский, Щуко, Кузнецов, Локкенберг и Яковлев.

Отсутствовавшие Сапунов, Милиоти и Лансере письменно уведомили о желании голосов за устройство выставки. Грабарь уведомил о желании воздержаться от голосования по этому вопросу.

Секретарь Комитета сообщил, что в Комитет поступили заявления со стороны некоторых членов о неправильности последних выборов и что Комитет находя, что действительно выборы в новые члены произведены были с нарушением устава, так как по  10, действовавшему с самого начала бывшего Союза' и включенному в новый устав, все наличные члены Общества должны быть извещены заранее о предложенных кандидатах - нашел, что следует признать произведенную 13 Января баллотировку - предварительною.

Председателем было разъяснено присутствовавшим, избранным в заседании 13 Января в члены, - что окончательное голосование будет произведено
весной, но что произведенная баллотировка дает право приглашать будущих членов и ныне на заседания с правом совещательного голоса.
По вопросу об устройстве выставки в Москве было сделано Сомовым за-явление, что выставки 'Мир Искусства' по характеру и количеству своих вещей, не уступающая 'Союзу', может рассчитывать в Москве и на материальный успех, в виду определенного отношения к ожидаемой выставке интересующихся кругов.

Само устройство выставки является выполнением того обязательства, которое приняли на себя члены-учредители, обещая новым членам и экспонентам участие на выставке в Петербурге, а также и в Москве в текущем сезоне.
Устраиваемая на короткое время уже после открытия 'Мир Искусства' в помещении Литературно-Художественного Кружка, выставка 'Среда' не может иметь значения. Что касается осеннего помещения в школе живописи, то вероятия, что оно будет готово к ноябрю, мало.

Прочитана телеграмма В.О. Гиршина, что до 26-го Февраля свободно все помещение 'Союза', после же этого срока придется на время открытия вы-ставки 'Среда' перенести выставку 'Мир Искусства' в нижнее помещение. Прочитана телеграмма из Москвы Милиоти, убеждающего в безусловной необходимости устройства выставки. Произведённым голосованием единогласно решено в отмену решения от 27 Января*) устроить выставку в Москве, кроме осенней - непосредственно после Петербурга, в помещении Литературно-Художественного Кружка в Феврале-Марте.
О заведующем выставкой предложено хлопотать за Рабиновича, в случае неудачи предложены Кандауров или Кранц.
-------------------------------------------------
*)В голосовании постановления 27 Января об отмене весенней выставки принимали участие 10 членов учредителей и 4 члена, вновь избранных на заседании 13 Января, причём голоса членов учредителей разделились поровну, а голоса вновь избранных, голосовавших единогласно против выставки, дали перевес.
Вопрос о выборе нового члена Комитета взамен выбывшего Юона. Единогласно намечен Милиоти, которого предложено запросить о его согласии.

Отчёт по выставке за Январь, Февраль.
Продано картин на 12. 835 руб.
Приход ________________________4. 456 р. 69 к.
Расход _________________________3. 267 р. 98 к.
Чистый доход_______________ 1. 188 р. 71 коп.

Предполагаемый дальнейший приход будет равен расходу и чистая прибыль составит около 1. 200 руб.
Предложение Рериха о покупке Обществом 'Мир Искусства' картин с выставки для Музеев. Решено принципиально принять, но отложить до будущего времени, когда Общество окрепнет, причём необходимо выработать точные правила приобретения.

Отдел рукописей ГТГ, ф.44/688, 3 л.
_____________________________


4 /17 Февраля. 1911. Париж.
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И.

Слева вверху герб с инициалами:
ЕЧ

4 / 17 Февраля 1911 г.
4 rue de Presboury. Paris

Дорогая Елена Ивановна,
Очень грустно что вы все так хвораете! Нет ли чего вредного в вашей квартире? Кажется, на Васильевском Острове жить здоровей. Я не знала, что у Николая Константиновича было даже воспаление лёгкого! Лучше бы вам всем теперь выехать на шесть недель куда-нибудь, где потеплей. У нас теперь 12 гр. Тепла, а у вас, кажется, порядочные морозы!

Княгиня недавно писала Ник. Конст. и всё сообщила относительно двери. Эта дверь мне очень нравится, но по своей величине и трудности для помещения на выставке, наверное, многих будет сердить. Чрез 15 дней все деревянные части будут готовы и 15-го Марта Княгиня её свезёт в Салон. 16-го поедем в Бельгию на выставку de la libre Eshtetique, а в Апреле в Россию, - вот и все наши планы.

Продав очень удачно дом Графу de Grancey, Графиня так же удачно наняла
мастерскую, которая три раза больше той, что была в Octame Feuillet и стоит всего 2500 фр. в год, следовательно, можно её всегда сохранять, т.е. даже тогда, когда не будем жить в Париже - этот расход можно себе всегда позволить. Мастерская удивительная. Мы на неё напали случайно: умер художник Lamaire в Лионе и сын его сейчас же сдал его мастерскую (собственную, нарочно им построенную). Этот художник был декоратором церквей, а потому мастерская громадная. Словом, всё удалось. Сами мы живем prеs de l'Etoile, откуда прямое 10-ти минутное сообщение с мастерской. Для Княгини это лучше, а то в Octame Feuillet она почти не выходила из дома.
В настоящее время она немного прихворнула, переволновавшись за музей.
Иван Фёдорович. Борщевский уехал на 12 дней и ничего не сказал о том <:>, а ключи были в его квартире или ещё где, никто не знал. Сегодня я послала за доктором, думаю, что это нервная экзема.

Кто же жюри на выставке 'Мир Искусства'?. Кто устроители, есть ли художеств. предметы или только живопись? Интересно иметь каталог. Княгиню, кажется, не приглашали. Да нужно ли Княгине выставлять в России? Ведь её и так все знают, а продавать она никогда не решается свои вещи. Впрочем, это моё мнение. О Бенуа мы и забыли думать, не стоит вспоминать всякую дрянь! Слышали только, что он хочет открыть частную Академию!!

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1479, 2 л.
Письмо написано на тесненной бумаге с гербом Е. Четвертинской.
_______________________________________________________



ХРОНИКА

Сергей Маковский
ВЫСТАВКА 'МИР ИСКУССТВА'
(фрагмент)

... Особняком среди ретроспективистов 'Мира искусства' - Н. Рерих. Вернее сказать - то глубоколичное и потому наиболее ценное, что есть в его искусстве, не вмещается ни в какие школьные рамки. Он одинок, несмотря на заимствования, невольные и почти всегда неудачные, у художников, к которым он просто 'пригляделся' за годы общей работы. Так, есть нечто 'билибинское'в женской фигуре на картине, названной с Рериховским своеобразием 'За морями - земли великие'.
 
  
 

Н.К. Рерих. За морями - земли великие. 1910.

Эта фигура мне не нравится; она нарисована с графической сухостью, неуместной в живописи. Насколько лучше была бы без неё вся картина - пустынный берег - пустынный берег и пустынные воды одной из тех стран седой невозвратности, что снятся только Рериху!
Так же неудачна, на мой взгляд, и фигура старца в короне, смотрящего вниз на город с высокой зубчатой стены своего замка, в картине - 'Старый король'.
 
  
 

Н.К. Рерих. Старый король. 1910.

Иллюстрация несколько приевшегося уже типа чувствуется в этом 'короле', и опять-таки хочется удалить его с картины, чтобы долго смотреть на предрассветно- золотистое небе и красные остроконечные крыши дремлющего в долине города:

Чтобы быть до конца откровенным, я скажу ещё, что мне, что мне не нравится и Богоматерь в эскизе стенописи для 'Талашкинской' церкви кн. М.К. Тенишевой ('Царица Небесная на берегу Реки Жизни'). Я даже затрудняюсь представить себе, что побудило художника придать лику 'Царицы Небесной' - окружённой радужно-красочной эмблематической роскошью восточно-христианской орнаметики - эту сладкую миловидность: Впрочем, я уверен, что при исполнении эскиза в большом масштабе, художник найдёт иное, более вдохновенное разрешение задачи.
'Варяжское море', 'Каменный век', 'У Дивьего камня старик поселился', 'Пейзаж' - эти работы дают уже вполне то, что мы вправе ждать от Рериха.
 
  
 

Н.К. Рерих. Варяжское море. 1910.

Превосходны в архаической декорации 'Варяжского моря', выдержанной в тускло-зеленоватых и яшмово-синих тонах, и раскинувшейся полукружием ладьи со вздутыми парусами, и море, и викинг, перед отплытием в чужие царства напутствуемый жрецом в сумрачной гармонии этой картины есть новые для Рериха мерцания красок и новые просветы в дали веков:
 
  
 

Н.К. Рерих. У Дивьего камня неведомый старик поселился. 1910.

'У Дивьего камня' - не менее красивая и остро прочувствованная сказка; среди камней и приземистых елей этого забытого миром холма, как нужен этот 'неведомый старик', сам точно камень, обросший мхом, молчаливый и неподвижный, знающий какую-то дряхлую тайну. И характерно, что в трёх картинах, написанных художником в один год, повторяется та же тема - легендарной старости, с высоты взирающей на человеческой жизни где-то там, в долинах и в краях далёких за морями:
 
  
 

Пейзаж. 1910.

Пастель, озаглавленная просто 'Пейзаж', - светлая голубая гамма - тоже фантазия, тоже призрак - как сон о тихом озере, никогда ещё не видавшем ни зверя, ни человек: Но всего пленительнее по тону и по живописной разработке замысла - маленькая пастель 'Каменный век', вся лучисто-янтарная, залитая светом: в таких пейзажах Рерих действительно приподнимает завесу, скрывающую от нас сказки древней были.

Аполлон. 1911 г. ? 2. Помещены ч/б илл. картин Н.К. Рериха:
'Пейзаж' (пастель),
'Варяжское море' (пастель)
'За морями - земли великие' (пастель),
'У Дивьего камня неведомый старик поселился' (пастель),
'Старый король' (пастель),
 
  
 

'Стены' (рисунок).
*************************************************************************************

МАРТ

1 марта 1911 г. Москва.
ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЕСТИ

Нам пишут из Москвы:
'Мир искусств' открыл сегодня свою выставку, которую с таким нетерпением ждали в интересующихся искусством и заинтригованных известным расколом кругах Москвы. Выставка поместилась там же, где ещё недавно экспонировала своё искусство другая из расколовшихся половинок 'Союза': в уютных залах Литературно-художественного кружка. Несмотря на то, что о выставке не догадались или не сумели оповестить сколько-нибудь широко и заблаговременно, на вернисаже очень людно, а часам к трём - и тесно. Если публики и меньше, чем на вернисаже Союза, то потому, что там пускали и платную публику, сегодня же - только приглашённых. <...> Ещё имели у публики вернисажа успех, по крайней мере, вызывали оживлённые разговоры, картины Добужинского, Рериха, Бенуа, Сапунова и особенно Кустодиева, который занял почти целую комнату по соседству с Серовым....

Речь. 1911. 1/14 марта. ? 58. С. 5.
______________________________


ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЕСТИ
Состоящая при Обществе архитекторов-художников комиссия Музея допетровского искусства и быта опубликовала отчёт о своей деятельности ' последнем отчётном году. Комиссия эта имеет главной своей задачей исследование древних населённых пунктов России и собирание древностей и памятников искусства. Благодаря пожертвованию кн. Тенишевой, комиссия получила возможность приступить к исследованиям так называемого Рюрикова Городища близ Новгорода. Исследования производились председателем комиссии Н. К. Рерихом, Н. Е. Макаренко и И. Б. Михаловским.
В отчётном году в Музей допетровского искусства и быта поступило очень много пожертвований. Особого внимания заслуживает коллекция предметов XIII-XIV веков (около 200 номеров), принесённые в дар Н. и К. К. фон Мерс. Коллекция эта со-стоит из бронзовых и серебряных браслетов, серёг, перстней, пряжек, цепочек и различных украшений, найденных на Кавказе. Н. К. Рерих пожертвовал интересную коллекцию серебряных, бронзовых, медных и каменных предметов, относящихся к XI-XVII вв. и найденных в Новгороде. От г-жи Романовой поступила грамота царей Иоанна и Петра Алексеевичей, выданная в 1680 г. Борисову на различные угодья. На грамоте прекрасная заглавная виньетка, белая государственная печать на золотом шнурке и шёлковая ткань. Среди приобретений одним из лучших является клад серебряных монет X-XI века. Главную же особенность этого клада составляет продолговатая серебряная чашечка с позолоченным орнаментальным краем, найденная вместе с монетами. Она относится к XI веку и носит восточный характер. Монеты и чашечка составляют часть клада, найденного близ Новгорода и поступившего два года тому назад в Эрмитаж. Другим, не менее ценным приобретением являются три грамоты XVII века. Помимо чисто исторического значения, они весьма любопытны и со стороны истории искусств своими пышными виньетками, печатями и богатыми узорными шёлковыми тканями.

В настоящее время комиссия озабочена приисканием помещения для коллекций. Академик Радлов предложил устроить коллекции в Музее антропологии и этнографии Академии наук, но помещение это, к сожалению, оказалось слишком тесным. Летом тек. года предполагаются исследования в Приволжском районе.

Речь. 1911. 1/14 марта. ? 58. С. 5.
_____________________________


2 марта 1911 г. Киев.
Выставка картин

3 марта в Городском музее открывается выставка картин петербургских и московских художников. Особенно полно будут представлены на выставке художники: Бродский, Рерих, Лукомский, Митрохин и Петров-Водкин. Каждый из них выставляет свыше 20 картин. Помимо перечисленных художников, в выставке приняла участие и варшавская группа молодых польских художников: В. Гузарский, Б. Ковалевский, Краснодемский, Трояновский, Пеньковский, Ион и Рембовский.

Киевская мысль. 1911.2 марта. ? 61.С. 4.
____________________________________


3 марта 1911 г. Киев.
Открытие выставки

Сегодня в 12 час. дня в помещении Городского музея имени Императора Николая II состоится открытие очередной выставки картин, устраиваемой Ал. Филипповым. В выставке участвуют: Серов, Ю. Репин, Рерих, Бродский, Васнецов и др. Всего будет выставлено свыше 200 работ. Очень интересно представлена варшавская группа польских художников, которые впервые выставляют в Киеве. Выставка эта до Киева посетила Одессу.

Киевская почта. 1911. 3 марта. ? 625. С.3.
___________________________________


3 марта 1911 г. СПб.

Новые исследования памятников старины Великого Новгорода
Кто населял Новгород до призвания туда варягов

Происходившее 28 февраля заседание Русского отделения Археологического общества посвящено было почти исключительно докладам о результатах произведённых летом 1910 г. раскопок и исследований новгородских древностей. Доклады сделаны были Н. Е. Макаренко 'О раскопках в Новгороде летом 1910 г.' и А. А. Спицыным 'О новейших раскопках и археологических открытиях в Новгородской области' и сопровождались демонстрированием фотографических снимков и предметов, собранных исследователями, и оживлёнными прениями. Раскопки Н. Е. Макаренко совместно с известным художником-археологом Н. К. Рерихом производились в двух пунктах Новгорода: на месте Рюрикова Городища и в Кремле. На Городище, в двух верстах от Новгорода, обнаружен культурный слой, найдены глиняный сосуд древней формы, цепочка и ряд других мелких предметов. В 300 метрах от существующей каменной церкви найдены следы сгоревшего деревянного храма, дату постройки и гибели которого установить не удалось.
Судя по данным летописи, можно предположить, что сгоревший храм есть церковь Св. Николы, сгоревшая в начале XIII столетия. Интересно сделанное докладчиком наблюдение, что с 1780 г. Волхов подмыл возвышенный берег городища на 15 сажен. В Кремле, при раскопках у башни Княжей, найден обширный материал черепков, поливы, поделок из кости, дерева и меди. По мнению А. А. Спицына, найденные древности относятся к X в., ко времени до появления здесь норманнов и принадлежат древнейшим засельникам Новгорода - финнам. Доклад приват-доцента и первого лектора археологии в СПб. Университете А. А. Спицына содержал, с одной стороны, результаты археологических исследований, сделанных учениками его, под его непосредственным руководством в Новгородском крае, с другой - основанную на археологических исследованиях Новгорода гипотезу о древнейших, до прихода норманнов, насельниках Новгорода. Докладчик полагает, что Новгород представлял первоначаль┐но финскую слободу Славяне, привлечённые в этот счастливо одарённый рыбными богатствами озёрный край, колонизировались по Ловати, откуда и перекочевали в Новгород, уже после призвания туда варягов. Гипотеза вызвала оживлённые возражения со стороны профессора Ф. А. Брауна.

Новое время. 1911. 3/16 марта. ? 12562.С. 5-6.
_______________________________________


4 марта 1911 г. Киев.
ОТКРЫТИЕ XI ВЫСТАВКИ КАРТИН

Вчера в 12 ч. дня в помещении Городского музея состоялось открытие XI выставки картин современных русских художников, устроенной Ал. Филипповым. Вы-ставка заняла всё верхнее помещение музея. В первой зале размещены работы Серова, Рериха, Бродского, Линдеман, Савинова, Луговской-Дягилевой, Химоны, Рылова, Александровой, Ю. Репина; во второй - работы Петрова-Водкина, Риса, Ционглинского, Агафонова, Переплётчикова, Васнецова, Саввина и в третьей - Лукомского, Митрохина, Зарубина и варшавской группы польских художников, приславшей около 40 работ.
Большой интерес представляют работы Серова, Бродского и Рериха. Публики было в первый день много.

Киевская почта. 1911. 4 марта. ? 626. С. 3.
______________________________________


6 марта 1911 г. Москва.
НОВЫЕ КАРТИНЫ Н. К. РЕРИХА

[Помещены илл. картин: 'Каменный век', 'Старый король', 'За морями - земли великие' с выставки 'Мир искусства' в залах Литературно-художественного кружка в Москве.]

Искры (Москва). 1911. 6 марта. ? 10. С. 75.
_____________________________________


10 марта 1911 г.
XI ВЫСТАВКА КАРТИН

...Из 'академиков' больше всего показан Н. К. Рерих.
Художник 'древнего человека' - он воскрешает своим искусством старинное и забытое - вернее, незнаемое - человеком современности и не забытое только искусством. Вот его 'Каменный век', его эскизы фресок, его 'этюд колдуна'. Здесь всё - одна тяжёлая и мрачная природа. Человек слился со своей природой. И он на картине Рериха неотделим от своих 'кремней' своего 'каменного века'...
Рерих не любит человека. В его искусстве первейшее - это стихийное [начало] природы...
Он любит то, что отложилось твёрдо в истории человеческой, что окаменело и стало 'стильным'. Так любит он старорусский стиль и, как никто, может его пере-дать.
Его 'Владимир Галицкий', 'Князь Игорь', 'Борис и Глеб', 'Архистратиг Михаил' не есть воссоздание, оживление старинного искусства.
Это мечта художника о красоте старинной жизни. Мечта, которая могла реализоваться на полотне не только как плод интуиции художественной (это прежде всего), но и кропотливо влюблённого изучения старины...
С. Померанцев

Киевская почта. 1911. 10 марта. ? 632. С. 2.
___________________________________


11 марта 1911 г. Казань
Письмо Мантеля А. к Рериху Н.К.

РЕДАКЦИЯ
ПЕРИОДИЧЕСКИХ СБОРНИКОВ
ИСКУССТВА
НА РАССВЕТЕ
КАЗАНЬ

Глубокоуважаемый
Николай Константинович.
Усталость моя проходит, и я энергично начинаю приступать к делам. Пишу статью, посвящённую Вашему творчеству, которую думаю прочесть в виде лекции в Казани, а потом поместить в сборнике.

Книга 'Талашкино', которую Вы любезно мне подарили, доставила мне много радости и толкнула на блестящую мысль. Буду многословен, но этого требует тот вопрос, о котором я хочу вести речь. Я хочу открыть у себя в усадьбе нечто в духе мастерских 'Талашкина' в миниатюре, конечно, пока. Об этом я говорил с заправилами земства и ещё кое с кем из помощников. Сочувствие общее, но платоническое. Вчера послал Губернатору бумагу с просьбой разрешить мастерскую-школу. Я назвал так: Кустарная мастерская возрождения древнерусского стиля имени Н.К. Рериха. Такое посвящение дела Вашему имени - не должно Вас удивлять, т.к. Вы почти единственный певец ушедшей Красоты. Об этом я сообщил в 'Аполлон', куда сегодня послал очередную хронику.

Дальше.
Один из заправил Земства, к которому я обратился, сказал мне, что моя мысль желательна и он убеждён, что ему удастся выхлопотать пособие, хотя бы в размере 400 - 500 р. в год на первое время, но при одном непременном условии. Фактически и номинально во главе дела должно стоять лицо с каким-нибудь художественным цензом: званием художника, учителя рисования или окончившего какую-ниб. художественную школу.
Вопрос осложняется до нельзя. Если найти такое лицо, то 1) сразу жалованье и не малое, т.к. за небольшое никто не пойдёт, 2) что придётся зависеть от вкуса этого человека и постоянно зависеть от него и 3) сразу идею сделать малоценной, т.к. при руководстве какого-ниб. лица с художеств. цензом может получиться тип обычной школы кустарного ремесла, каковые при Земствах уже существуют.

Не это хотелось создать мне. Я думаю первое время обходиться хорошим мастером-токарем и руководиться точно рисунками художников. Напр., я думал рисунки различных ларей, дуг, столов, табуретов и т.д. и т. д., заказывать Вам, Малютину, Билибину. Затем я думал свести сношение с Талашкиным и просить там образцов. Дальше, если дело пошло бы (а оно бесспорно не умерло бы т.е. я не дал бы умереть ему) - можно было бы его расширить, пригласить руководителя и т.д. Но это позже.

Я хотел Вас просить, умолять помочь мне. Как? Помогите мне достать бумажку об окончании Школы или звание учит. рисования. Я много учился рисованию, но без всякой системы, так что по совести, ни одного из этих званий не достоин, но знаний у меня много, т.к. всё же я учился. Если бы можно было бы подождать год - два, то я добился бы, но время, время:
Что будет через два года? Если бы я предвидел такую комбинацию в жизни, то я устроил бы раньше, т.к. звание учителя не так уже трудно получить. Заправиле Земства я высказывал соображения в ненужности такого условия, но он и слышать не хочет, т.к. тогда, по его мнению, будет нечто домашнее, а такому делу нельзя яко бы выдавать субсидий. Хорошо, что и при таких условиях он обещает, а то вообще здесь бурбон на бурбоне и всякую такую затею могут встретить смехом. Простите за хаотическое письмо, но я боюсь не так ясно выразить мысль, а потому и нервничаю. Может быть, я мог бы прислать рисунки и можно сделать что-нибудь заочно? В Мае то лицо из Земства, кот. хочет помочь делу уходит в отставку - хорошо бы устроить до мая, т.к. позже придётся иметь дело с другими, а о них я уже упомянул выше.
Нет, вы вообразите осуществление моей идеи, маленький культурный уголок. Ведь всю жизнь можно вложить сюда. Я глубоко убеждён, что Вы тепло отнеслись бы к начинанию и во многом помогли бы. Через год можно устроить выставку работ. Мастерскую я предполагаю устроить у себя в усадьбе, и думаю для этого расширить флигель. Если найти подставное лицо с цензом, т.е. такое, которое бы только жило и не совалось бы ни во что, то и тут много неприятного: фальшивое положение и всё же зависимость, но главное, главное жалованье, которое сразу собьёт с толку все счёты. Подумайте, Николай Константинович, может быть Вы найдёте выход. Может быть можно что-ниб. устроить?

Завтра или послезавтра поеду к деду отыскивать тот рисунок, про который говорил Вам. На днях же съезжу в город, куплю пластинок и перенесу гоблены. Если Вам понравится, то их я их сейчас же Вам вышлю. Вообще, кое-что пересниму и пришлю Вам. Что найдёте мало-мальски ценным - в Вашем распоряжении. Ведь я Ваш неоплатный должник.
Пока до свидания. Простите за это письмо. Я очень прошу оставить его между нами.

Преданный Вам
А. Мантель

11-ое Марта 1911.
Усадьба.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/969, 3 л.
________________________________



[Март 1911 г. Казань]
ПИСЬМО Мантеля А. к Рериху Н.К.

РЕДАКЦИЯ
ПЕРIОДИЧЕСКИХ СБОРНИКОВ
ИСКУССТВА
НА РАССВЕТЕ
КАЗАНЬ

Глубокоуважаемый Николай Константинович.
Уже несколько дней тому назад вернулся из города, но не мог Вам написать, потому что благодаря разливу речки, я был отрезан от всего мира. Вести переговоры с тупицами высшая степень наказания. 'Почему вы, собственно, взяли себе задачей воскрешать древний русский стиль, ведь ценность его ещё не доказана' и т.п. Такие суждения я должен был выслушивать, но, что ещё печальнее, должен был объяснять. Кажется, добился некоторого успеха. Им льстит то, что речь идёт всё же об исконно русском, что уже напоминает 'истинно русское'. И у предков этих людей была потребность жить красиво! Пункт, который всё же является заминкой, это тот факт, что мастерская будет без представителя. Вся соль в этом требовании та, что необходимо лицо, за которым можно было бы следить и взыскивать. Во всяком честном начинании они видят скрытую пропаганду. Сначала - долой безвкусица, а потому - долой самодержавие. Я не шучу, - это именно первопричина их болезни.

В самом деле: явись становой, или ещё кто-ниб. с сыскными целями в мою частную школку - я бы их турнул без всяких разговоров, т.к. я только хозяин. Другое дело, если я лицо поставленное во главе, тогда я обязан давать отчёт во всём. Всё это они учли. Я решил проделать следующее: просить Вас поднять в совете вопрос о принятии моего начинания под покровительство О-ва Поощрения Ху-в, - это даст больший шанс, а затем готовиться к экзамену об окончании какой-ниб. Худ. Школы. Если первое, т.е. бумага из Поощрения Художеств, у меня будет, то уже нетрудно будет добиться, т.к. слово 'Высочайшее' и т.д., их смутит.

Одновременно я посылаю на Ваше имя заявление. Сколько в России самых ненужных перепитий для достижения самых пустяков в сущности. У кого хотите отшибёт охоту что-либо предпринять.
Ещё есть выход, но провокаторский, т.е. под Вашим начальством в Поощрении художники интеллигентные, То Вы могли бы поговорить с ними и устроить хотя бы так: я прислал бы свои рисунки, эскизы и т.п. и по их обозрении выдать мне свид. об окончании школы.

Это обман, но обман благородный. Я подал бы сейчас же заявление и приложил бы эту бумагу. Вернули бы мне всё через неделю и я возвратил бы Вам для уничтожения. Это блестящий выход, т.к. сразу ставит дело на реальную почву, но: Я боюсь вот чего: разрешив Школу, выдав субсидию, земство наймёт кого-ниб. из кончивших Казанскую Школу и назначит заведующим. Это мало улыбается. Если предыдущий проект не выдерживает никакой критики, то остановимся на принятии мастерской под покровительство О-ва Поощр. Худ.-в.

Идея создания мастерской до того захватила меня, что я готов идти на всякие компромиссы, лишь бы добиться своего. Университеты и др. учебн. завед. часто выдают людям не имеющим отношения к Университету диплом - <honoris> causa, почему нельзя устроить что-нибудь <honoris> causa для моих начинаний. Если бы это было возможно, то открытие Школы было бы весной же, т.к. откладывать я не люблю ничего. Благодаря обилию знакомств и Земство устроило бы всё быстро.

Получил ? 'Паломники' (прилож.) со статьёй о Вас. Относительно Вашего портрета для сборника - я думаю сделать так: взять просто хорошую фотографию и поместить её в рамке из старых книг (как делается в 'Старых годах'). Это будет очень изящно. Портрет будет наклеен отдельно, рамка же оттиснута на листе. Напечатать в тон сепия. Монография будет издана изящно и полно.

Если, что-либо не понравится Вам в этом письме, то Вы порвите его и забудьте. Потерять Ваше расположение для меня будет большим горем.
Шлю Вам сердечный привет

Уважающий Вас
А. Мантель

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/970, 2 л.
______________________________

************************************************